В прошлом номере газета опубликовала материал директора краеведческого музея Н.И. Сулеймановой о первом докторе города Николаевска А.А. Кадьяне. Еще более удивительна судьба его друга — доктора Николая Судзиловского. Некоторое время Судзиловский жил в Николаевске, был здесь очень заметен. Отсюда начались его странствия и заграничные приключения. Он хотел сделать мир лучше, у него были преданные друзья и заклятые враги. Его разыскивала полиция нескольких государств, проклинали правители многих стран, но он уходил от преследований и снова вступал в борьбу с несправедливостью и бедностью. Итак, на дворе стоял XIX век.

Николай Судзиловский родился в 1850 году в Могилеве, в обедневшей дворянской семье. Его отец, Константин Владимирович, был в прошлом крупным помещиком. Но потерял имение, и семья переехала к родственникам в Поволжье, в деревню близ Новоузенска, где и прошло детство нашего героя.

Обедневший помещик страдал от своего униженного положения. Детям он стремился дать приличное образование, чтобы те стали значительными, независимыми и богатыми людьми. Но четыре сына и дочь избрали иной путь. Николай, например, еще студентом медицинского факультета Киевского университета примкнул к группе народников.

Весной 1874 года Николай Судзиловский по примеру многих революционно настроенных молодых людей приехал в Саратовскую губернию для «хождения в народ». Сначала жил в Покровске (Энгельсе). Потом по приглашению брата перебрался в Николаевск. Пришел в местную больницу. Доктор А.А. Кадьян принял Судзиловского фельдшером.

У нового специалиста, кроме ухода за больными, были и другие заботы. Летом 1874 года товарищи привлекли его к акции в Николаевской тюрьме. Устроенный в арестантское отделение больницы, Николай Константинович должен был привлечь на сторону народников несколько больных заключенных, с их помощью взбунтовать остальных узников и затем открыть двери тюрьмы.

14 июня один из больных арестантов пригласил тюремных конвоиров на стакан чая. Подобное чаепитие бывало и раньше, потому оно не вызвало никакого подозрения. Фельдшер подмешал в чай снотворное. Когда конвоиры захрапели, освобожденные из камер узники направились к воротам тюрьмы. Свобода была близка, но в это время один из солдат проснулся, поднял тревогу, и беглецов задержали.

Уездная полиция никого из подпольщиков не трогала: то ли было недостаточно улик, то ли николаевский пристав не стал вникать в дело, поскольку местные народники однажды крепко отстегали его плетью и служивый не хотел повторения.

По Поволжью пронеслась волна арестов. Десятки «смутьянов» были брошены за решетку. Не желая бессмысленно рисковать, Николай Судзиловский нелегально уехал за границу, поменял фамилию. Отныне он называется доктор Руссель и отплывает в Новый свет, в США.

Обосновавшись в Сан-Франциско, Николай Константинович, благодаря отличным познаниям в медицине, быстро приобретает авторитет среди местного населения. В США Судзиловский инициирует грандиозный скандал, резко выступая против погрязших в разврате и чревоугодии местных священников.

Устав от Америки, в 1892 году неистовый доктор решает поселиться в уединенном месте, на Гавайях. В очередной раз Судзиловский оставляет обжитое место.

В 1892 году на острове Гавайо он арендовал участок земли, выстроил дом и занялся разведением кофе. Затем на его плантациях появились бананы, ананасы, лимоны, апельсины.

Шли годы. Русский доктор стал популярнейшим человеком на островах. Он не только восстанавливал здоровье больным, но и давал множество деловых советов. Доктора Русселя посещали иностранные путешественники. К нему приезжал, например, известный русский врач С.С. Боткин, расстрелянный потом вместе с царской семьей. Рядом с жильем Николая Константиновича купил дом и поселился пасынок знаменитого романиста Стивенсона — Ллойд Осборн, тоже известный писатель.

В 1892 году правительство США решило образовать на Гавайских островах вместо королевства республику в лучших традициях своей демократии. Но в политический расклад двухпартийной системы неожиданно вмешался доктор Руссель со своей партией «независимых». Прошедший в России школу агитационной работы, он умело вел пропаганду, был избран сначала сенатором, а затем Президентом первого республиканского правительства Гавайских островов. Так, бывший житель степного русского города стал главой «бананового» государства. К Президенту из Николаевска переехала на жительство сестра Евгения.

Проведение на островах прогрессивных реформ вызвало негодование американцев, англичан и французов.

Руссель — Судзиловский понимал, что долго противостоять правительству США он не сможет. Тем не менее, доктор президентствовал на Гавайях три года, успел сделать много доброго и полезного для населения и развития территории.

Находясь за границей, Руссель — Судзиловский внимательно следил за политической жизнью России. О событиях на Родине он знал не только из газет. Он получал известия от знакомых и родственников из Николаевска и Самары, вел переписку с давним товарищем — врачом А.А. Кадьяном. Отойдя от политической жизни на Гавайях, Руссель отправился в Шанхай, чтобы организовать вооруженный отряд и освободить политкаторжан в Сибири. Идея была красивая. Она не нашла поддержки у русских иммигрантов, и от нее пришлось отказаться. Русско-японская война привела Русселя в расположение русских военнопленных. Доктор занялся распространением среди них нелегальной литературы. Одним из помощников у него был матрос Новиков, в будущем известный писатель Новиков-Прибой.

Руссель вынашивал смелый план военного похода на Российскую империю. Он подготовил в Японии 40 тысяч революционно настроенных пленных для переезда в Сибирь с тем, чтобы, овладев узловыми станциями Транссибирской магистрали, двинуться на Москву. По пути он предполагал пополнить ряды своей армии солдатами дальневосточных дивизий и пролетарскими отрядами. Трудно представить ход русской истории, выполни Николай Константинович свой замысел. Но поход не состоялся. Руссель обратился за помощью в ЦК партии эсеров, где находился Азеф, агент царской охранки. Подробности замысла стали известны правительству. После этого начинать восстание значило вести людей на верную гибель.

Через «Уссурийскую газету» Руссель знакомил народ Росси с жизнью и бытом японцев, филиппинцев, писал научные и философские статьи.

Николай Константинович, приветствовав Октябрьскую революцию, xoтел вернуться на Родину. Но в 1910 году после смерти жены он взял на воспитание двоих японских сирот и не мог их оставить.

Наконец, в 1930 году Руссель отправился в путь. В дороге его настигла смерть. Русская граница была уже совсем близко.

По книге Г.А. Мишина «Событий и судеб сплетенье».

Саратов: Приволжское книжное издательство.

На снимке: Н. Руссель

Вам на заметку:

Вы профессиональный рыболов или любитель порыбачить? Тогда блесны, которые продаются по указанной ссылке предназначены для вас!