Вся сознательная жизнь у Александра Николаевича Чугунова был связана с Армией. В школе и не думал, что так сложится, но срочная служба все изменила. Строй, порядок, выправка, дисциплина – все оказалось по душе. Окончил школу прапорщиков, по приказу был в разных местах и в конце концов прибыл в Пугачев. В родной Старой Порубежке женился на Татьяне Германовне, учителе иностранного языка местной школы. Родилась дочь.

В вертолётном полку занимал должности в службе обеспечения. Вскоре после того, как в 1991 году получил первую медаль, был назначен начальником столовой войскового питания. Вот с этой должности и направили Александра Николаевича в самую горячую точку. Он умудрялся в путанице и неразберихе первой чеченской кампании своевременно и досыта кормить солдат. Не сухим пайком, а горячей пищей. Что ему помогало? Врожденная крестьянская хватка, организаторские способности, чувство долга? Наверное, и то и другое вместе. Может, поэтому Чугунову все продляли и продляли командировку. Кому хочется терять ценного человека? А прапорщик в письмах успокаивал родных, что служба у него тыловая и потому безопасная, хотя на такой мобильной войне безопасных мест не бывает.

Машина с продовольствием расстреляна из гранатометов. Выпрыгнуть успел, но ударила взрывная волна. Контузия. Госпиталь. Выкарабкался, вернулся домой, обнял дорогих сердцу людей, ощутил биение и торжество жизни. Через год в семье родился сын. Друзья посмеивались: «Чеченский синдром».

А потом Александр Николаевич был в составе миротворческих сил в маленькой африканской стране Сьерра-Леоне. Тропики, берег океана, бесконечная, на истребление, гражданская война из-за алмазных копий. Солдаты ООН присутствовали там, чтобы прекратить бойню. Местная пища для русского контингента не подходит. Это усложняло организацию питания, но у Чугунова был опыт работы в сложных условиях, и он хорошо справился с делом. После Чечни и Африки Александр Николаевич получил очередные медали «За отличие в военной службе» и так стал кавалером всех трех ее степеней.

Затем ему вручили знак «Фронтовик» и знак «Участник боевых действий».

Есть мрачная присказка: «Сколько от войны ни бегай – она тебя догонит». Стало шалить здоровье, побаливало сердце. Александр Николаевич уволился в запас — лечился, отдыхал, рыбачил. Только ему не отдыхалось и не рыбачилось. Он привык работать с людьми и для людей. Безделье его угнетало. Чугунов вернулся в часть все тем же начальником столовой, но теперь как вольнонаемный гражданский человек. Это ничего не изменило в работе с коллективом, Александр Николаевич вел дело уверенно и умело. Год назад он оставил работу. Война догоняла, дышала в затылок. Он уже перенес два инфаркта. А третий – нет. 13 августа сердце остановилось. Черный день для семьи, родных, друзей.

Последовала череда непонятных событий. Майор Мартынов не разрешил устроить поминальный обед в столовой, которой Александр Николаевич заведовал 17 лет. Работник военкомата при обращении к нему пояснил:

— Сейчас нет человека, который занимается похоронами, приходите в понедельник.

Смерть понедельников не ждет. Похоронили участника боевых действий без воинских почестей.

Что с нами происходит? Почему люди теряют лица?

Л. Шепелева