Фото к материалу Прощай любимый город

Малая родина, место, где ты родился, где прошло твое детство. Для меня это Пугачев. С каким чувством ностальгии и светлой грусти я возвращался сюда из Саратова, где учился в институте! Как замирало сердце, когда при подъезде из окна вагона виднелись купола Воскресенского храма! Даже пыль с улиц и тротуаров казалась до боли родной. Я всех знал, и меня знали. Соседи выходили вечерами ко двору, играли в карты, домино, обсуждали городские новости. Рядом беззаботно бегала детвора. Работали предприятия, пенсионерам уступали место в общественном транспорте, пионеры помогали ветеранам, а два участковых на весь город осуществляли порядок. Сейчас мне много лет. И глядя на то, что происходит вокруг, вместо любви к родному городу во мне копится злоба и отвращение к тем, благодаря кому некогда милый провинциальный городок превратился в дыру, из которой, была бы возможность, наверняка уехали бы все, кто мог.

Кто-то сказал: Родина там, где тебе хорошо. Кому сейчас хорошо в Пугачеве? Ну, может быть паре-тройке состоятельных людей. Все остальные пытаются выжить.

Нищая окраина, озлобленные люди, коррумпированные чиновники и наглые правоохранители. Дети, с родителей которых школы тянут последние копейки на образование. Услуги ЖКХ — как петля на шее, которая с каждым годом затягивается все туже. Фермеры, которых кинули с их мясом и молоком, затащив в ВТО. Наконец, легендарный учебный вертолетный полк, который стерли как ненужный файл из-за очередной блажи бывшего министра обороны, осиротив и без того брошенный на произвол судьбы город. Перечислять можно до бесконечности, только легче от этого не становится.

Не стоит винить во всех бедах местную власть. Ну не может кукла на веревочках двигаться самостоятельно. В закулисье, от взгляда простого обывателя скрытого, пилилось, резалось, делилось и складывалось в кубышку. Существует закон сохранения масс – если где-то убыло, значит, где-то прибыло. Убыло у города и района, а у кого прибыло, известно всем.

В Пугачеве не осталось молодежи. Работают в основном те, кто получил профессию еще в советское время. Уйдут они, а новых специалистов брать неоткуда, их никто не готовит. Кончится то немногое, что хоть как-то держит город над черной водой, а до берега с каждым годом все дальше и дальше.

Наверняка кто-то по наивности своей думал, что после народных волнений этого лета что-то изменится к лучшему. Ничего не изменилось, кроме разве что пары дюжин фонарей и асфальтового покрытия «а-ля стиральная доска» на мосту по М. Горького. А, нет, еще закрыли «Золотую бочку», рассадник поножовщины. Интересно, закроют ли «Белый лебедь» и «Никму»? Говорят, что теперь режут там.

Реальность, с которой нужно просто смириться и не тешить себя пустыми надеждами такова: до Пугачева нет, и не будет никому никакого дела.

Прощай, любимый город! Ты не одинок. Сколько еще таких милых сердцу уголков нашей необъятной страны в недалеком будущем канет в небытие?

С. Смехов