башня

Впервые о разрушении водонапорной башни, которой скоро будет сто лет и которая является историческим памятником Пугачева, в местной печати заговорили  в июле 2007 года: «Сооружение с дырявой крышей, сорванными  водостоками и выбитыми окнами стало стремительно ветшать и разрушаться». С той поры ничто не изменилось.

Водонапорная башня построена в 1913 году. В начале XX века  в  Николаевск был приглашен опытный инженер Генрих Иванович Сосенко. Он  выполнил проект по электрификации города и устройству водоснабжения.

Проект был одобрен земством, и  Г.И. Сосенко приступил к производству работ. Под его руководством была построена водонапорная башня, водозаборные сооружения, первая сеть водопровода.

Водонапорная башня  верой и правдой служила Пугачеву до 1985 года, то есть до времени, когда в городе построили новый водозабор. Хотя у башни был ведомственный хозяин, отношение к ней изменилось. Объект не нес никаких рабочих функций и потому не представлял интереса для производства . Башня стала дичать.

Инженер Г.И. Сосенко, несмотря на то, что строил производственный объект, сделал башню красивой. Она не  похожа ни на одно здание Пугачева.

В 1992 году, когда все покупаюсь и все продавалось, башню собрался приобрести предприниматель В.А. Мясников. Пожалуй, это было самое разумное решение. Мясников хотел сделать ремонт, выполнить внутреннюю отделку и как – то использовать помещение. Были составлены документы, и в это время водяное ведомство в Саратове вдвое повысило цену на Пугачевскую башню. Мясников от затеи отказался.

Власть, забубнив вначале, что башня будет использована в каких — то неведомых интересах города, быстро запамятовала о строении Г.И. Сосенко. Местами обвалилась крыша. Это ускорило процесс разрушения. Здание, рассчитанное на огромные нагрузки, от безалаберной эксплуатации дало трещину. «Облводоканал» позволил, конечно, за мзду, установить на башне передающие устройства сотовой связи. Арендаторы не церемонились. Они выбили окна и выставили в них антенны.

Ни районные, ни городские власти не делают никаких движений, чтобы остановить разрушение исторического памятника. Правда, чиновники по поводу башни   пишут письма, но не получают ответы. Этот бестолковый процесс длится семь лет.

Оптимизация управления – мера непопулярная. Но ее, видимо, следует продолжать до тех пор, пока оставшиеся чины наполнятся ответственностью и граждане вдруг ощутят  положительные перемены, хотя бы в облике города.

Г. Аристов