27 июля 2002 года  в милицию обратилась Людмила Быкова, жительница одного из сел Пугачевского района. Она тревожно сообщила, что несколько дней назад пропала ее свекровь пенсионерка Клавдия Михайловна Быкова. Исчезла, как сквозь землю провалилась.
В село из города отправились сотрудники  милиции.
Исчезнувшая 70-летняя пенсионерка проживала в большом доме.  Рядом   проживал ее сын  с семьей. Только дом у них был меньше. Версия родственников выглядела так: Клавдия Михайловна отправилась  к сестре в Пугачев. Такое случалось не раз. Но на этот раз Быкова у сестры не появилась.  Ничего не дал осмотр дома. Все вещи, документы и деньги были на месте.
Сын и сноха  показали, что последний раз они видели Клавдию Михайловну вечером 24 июля. Утром 25 июля сын пошел по материнской просьбе чинить летний водопровод. Огород был полит, но на двери уже висел замок. Это  означало,  что Клавдия Михайловна исчезла утром.
Оперативники беседовали с жителями. По словам односельчан, Клавдия Михайловна жила тихо, ни с кем в конфликты не вступала. Если случалась перебранка, то только с сыном.
Единственный сын,  Александр Быков,  несколько лет назад  продал в  Пугачеве квартиру и вместе с женой и двумя детьми переехал к матери. Пенсионерку такой самовольный поступок не обрадовал. То ли она привыкла к покою и одиночеству, то ли в старости испортился характер, но родные люди уже через неделю стали пенсионерке в тягость.  Неугомонные внуки сновали по дому, на кухне хозяйничала  сноха,  сын до полуночи смотрел телевизор.
Клавдия Михайловна жаловалась соседкам на перемены в судьбе, находила сочувствие и через полгода попросила сына покинуть ее жилье. Она не была жестокой матерью. Во всяком случае, Быкова дала сыну денег – долю на покупку дома в родном селе.  Спустя несколько  месяцев  семья Быкова переехала в небольшой домик по соседству с материнским домом.
Весной Быковы снова поругались. На этот раз из-за того, что Клавдия Михайловна  наняла для хозяйственных работ социального работника. Та за деньги мыла у пенсионерки полы, помогала  со стиркой белья. Александр громогласно осуждал мать: мол, зовет помогать чужих людей, а родных гонит прочь. Однако к лету, по словам соседей, отношения между матерью и сыном наладились.
Утром 29 июля  в милицию пришла  сестра исчезнувшей Быковой.
— Знаете,- говорила она оперативникам, — за день до своего исчезновения Клава звонила мне. Расстроенная. Вновь поругалась с сыном. Тот требовал оформить в его собственность  родительский дом.  Александр Быков был  доставлен в милицию. Было видно, что он сильно нервничает. В кабинете следователя  сынок расплакался и, прожевывая слезы, сказал как выдохнул:
— Я убил мать.
Преступление произошло в то утро, когда Александр пришел чинить протечку в летнем водопроводе. Опять вышел набивший оскомину разговор о наследстве. Клавдия Михайловна сказала:
— После моей смерти дом все равно отойдет тебе.
Сын не успокаивался, продолжал гнуть свое. Клавдия Михайловна вспылила:
— Ну, убей меня, так скорее будет!
— Что ты несешь, – зашипел сын, толкая мать.
Клавдия Михайловна упала.  Александр зажал ей рот рукой, а пальцами второй ухватил материнское горло. Сын не суетился. Он, завернув  тело матери в тряпки, положил его в телегу, вывез за село и прикопал землицей.
Клавдию Михайловну  Быкову хоронили 3 августа. Проводить  ее  собрались все односельчане. Не было только сына. Он давал показания, был противен в своем позднем раскаянии, хлюпал, размазывал сопли.
Следователь  В.К. Захаров повидал многое и разное. Но с такой человеческой низостью он сталкивался впервые. Он довел дело до конца, передал в суд. Александр Быков  был приговорен к пятнадцати годам  лишения свободы.
Имена изменены.

И. Мнекина