Днем 21 февраля в гости к Ирине Николаевне Хомовой пришла родственница. В гости с пустыми руками не ходят, поэтому на столе появились бутылки с алкоголем. За разговором о жизни, родственницы осушили «гостинец» и только к вечеру женщины расстались. Ирина Николаевна была пьяна. Ей бы прилечь, но она пристала к своей старшей дочери с громким разговором на неприятные семейные темы. Слово за слово, мать и дочь поругались. Дочь в обиде сказала: «Я уйду из дома!». Но мать была настроена решительно: «Не пущу!» Хомова-старшая с силой хлопнула  межкомнатной дверью. Стекло в двери с треском разлетелось, острый осколок порезал Ирине Николаевна руку. Дочь вызвала бригаду скорой помощи. Раненную женщину доставили в приемный покой, где ей сразу же оказали медицинскую помощь. После всех процедур Хомовой-старшей показалось, что медперсонал больницы взглядами и перешептыванием, вроде бы, осуждает ее. Ирина Николаевна почувствовала прилив гнева. В приемном покое повис мат. Это таким образом она выражала свое нетрезвое негодование.

Пришлось вызвать полицию. На место происшествия приехал экипаж патрульно-постовой службы. Командир отделения Иванов сделал женщине замечание. Не тут — то было! Хомова еще больше распалилась. Такой брани позавидовал бы любой портовый докер. Полицейские вывели женщину из больничного пространства, но и на улице пациэнтка, простите, материла полицейских на чем свет стоит. Разбушевавшуюся женщину доставили в дежурную часть. Офицер полиции написал заявление в следственный комитет на гражданку Хомову с просьбой привлечь ее к уголовной ответственности за публичное оскорбление сотрудников полиции при исполнении должностных обязанностей. По данному факту следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении Ирины Николаевны.

Имена и фамилии изменены.

А. Коршунов, следователь