Незамысловатый рассказ школьницы из чапаевской школы о судьбе человека, который прошел Великую Отечественную войну, царапает сердце. Он заставляет задуматься о судьбе державы, связи поколений, неодолимой мощи России. Изменились жизнь и страна. Нужно искать другие точки опоры, чтобы уберечь Отечество от новых испытаний. Но душа, но взгляд то и дело оборачиваются туда, где были главные в истории события, где были самые верные друзья и острейшая любовь к родной земле.

234

В нашем посёлке, к сожалению, уже не осталось ни одного солдата Великой Отечественной войны. Но память о фронтовиках — односельчанах жива в людской памяти, в памяти близких, родных.
Недавно наш класс встречался с Верой Ивановной Морозовой, которая рассказала нам о своём отце, Иване Павловиче Морозове, участнике войны. 198 человек ушло на фронт из совхоза имени Чапаева. Только 70 из них вернулись. Выжил, вернулся и Иван Павлович Морозов.
Рассказывает Вера Ивановна:
«Мой папа, Иван Павлович Морозов, родился и рос в Сибири, в городе Барнауле. У него было два брата: старший брат Семён и младший брат Михаил. Они рано осиротели, время было тяжёлое, им пришлось беспризорничать. Садились на товарные поезда и ехали куда глаза глядят. Так отец однажды доехал до Пугачёва. Тут его сняли с поезда и отправили в детский дом.
Через некоторое время в селе Раздольное открылись курсы с общежитием, где учили на трактористов. Папа со своими друзьями попадал на курсы. Моя мама Ариша тоже рано осталась сиротой. Так получилось, что её тоже отправили учиться на трактористку (тогда и девчат посылали, очень нужны были специалисты). Там они и познакомились. Поженились. До войны у них родились две дочери — Нина и Валя, после войны ещё две – Лида и я.
Родители работали в МТС, потом переехали в совхоз имени В.И. Чапаева. Старший брат отца, Семён, был к тому времени женат, жил в Казахстане. Младшего папиного брата Михаила родители взяли в нашу семью.
Папа не любил рассказывать про войну. Война на его поколении отразилась очень сильно. Когда я начинала расспрашивать его, у него наворачивались слезы, и он под любым предлогом старался откреститься от меня. Но, однако, из того, что он рассказывал, я помню, что его призвали в 1941 году. Когда он мне что-нибудь рассказывал, то говорил: «Никому не рассказывай». «Нас танками, а мы санками» — это было его выражение. Это означало, что мы к войне не были готовы. Трое из одной винтовки стреляли, на поле боя выползали и у мёртвых немцев забирали оружие.
Папа служил в пехоте, участвовал в битве под Ржевом. Это был уже 1942 год. Замысел командования в этой битве был таким: измотать немцев, а потом свежие резервы пустить в ход. Была создана ставкой резервная группа войск. Но солдаты об этом не знали, простым солдатам о замыслах никто не рассказывал. Для них смысл заключался в том, чтобы стоять насмерть».
Если почитать воспоминания фронтовиков, прошедших через ржевское сражения, можно заметить, что все выжившие в боях писали: за всю войну они не знали сражений, равных этому по ожесточенности. Летом и осенью 1942 года земля под Ржевом стонала от сотен танков, от разрывов бомб, снарядов и мин. В малых реках текла красная от человеческой крови вода. Целые поля были покрыты трупами. 42 братские могилы находятся на территории Ржева и района. По данным Ржевского военкомата в них покоится прах воинов более ста сорока стрелковых дивизий, пятидесяти отдельных стрелковых бригад, пятидесяти танковых бригад. До сегодняшнего дня точно неизвестно, скольких жизней стоило освобождение Ржевско-Вяземского плацдарма. Участник этих событий маршал Советского Союза В. Г. Куликов назвал ориентировочную цифру общих потерь Красной Армии на Ржевской дуге — 2 миллиона 60 тысяч человек.
«Папа рассказывал, что от его части осталось всего пятеро солдат. Они уже начали прощаться друг с другом, обмениваться адресами, чтобы, если кто-то выживет, сообщить родным. Но вот раздался какой-то гул, и вдруг прямо через окопы полетели в атаку советские танки. Их было так много – отец говорил, что за всю войну столько не видел.
Его в этом бою тяжело ранило в ногу. И всем, кто уцелел, дали время на побывку домой, а он, тяжелораненый, попал в госпиталь в г. Мариуполь. Ему хотели ампутировать ногу, но он не позволил. Врачи говорили, что начнется заражение, а это смерть, но отец стоял на своем. Врачи спасли ему ногу, но ранение давало о себе знать. Отец хромал всю оставшуюся жизнь.
Папу списали из строя по ранению в 1943 году. Он вернулся живой, в других семьях приходили похоронки, были слёзы, дети росли без отцов.
Я родилась после войны, я самая младшая в семье. А вот Нина, старшая сестра, рассказывала, как папа пришёл с фронта. Вернулся он домой уже почти зимой. Мама с девочками жили тогда в бараке. Вдруг стук в дверь. Входит военный, спрашивает: «Девчата, Морозовы здесь живут?» А у нас тогда в посёлке жили солдаты. Сёстры его сначала не узнали, подумали, какой-то солдат. Он спрашивает: «А где ваша мама?» Они ответили, что мама ушла в сарай за дровами. Тут он сказал: «Так-так, значит вы – Морозовы, девчата?» И тут они как закричали: «Папа! Папа!» Он их обнял, а потом говорит: «Давайте маме сюрприз сделаем, не говорите, что я пришёл». Но они, конечно, не выдержали. Как только мама вошла, то сразу начали кричать: «Мама, папа вернулся!» Мама только сказала: «Ваня!» — и уронила поленья на пол. Тут же стали собираться люди, чтобы папу расспросить о войне.
Папин брат Михаил в июне 1941 года окончил школу. Он хорошо рисовал и мечтал выучиться на художника. Михаил ушёл на фронт сразу после школы, в июле. Погиб в 1943 году на Курской дуге. Долгое время о нём ничего не было известно, потом пришло письмо от юных следопытов. Они сообщили, где Михаил похоронен. Это была братская могила, а опознали его по солдатскому жетону. Папа со школьниками потом долго переписывался, а вот съездить на могилу младшего брата ему так и не удалось. Папа умер рано, можно сказать, совсем молодым. Думаю, война, ранение подорвали его здоровье.
Я заметила, что мужчины того поколения, которое прошло войну, были очень серьёзные, замкнутые. У нас отец мало говорил, он был настолько серьёзный, что я почти не помню, чтобы он, вообще, смеялся».
Мы благодарны Вере Ивановне за рассказ о боевом пути её отца. Не в каждой семье сейчас, к сожалению, хранят память о тех, кто приближал Победу. От нас сейчас зависит, сохранится ли эта память. А самые яркие и правдивые воспоминания – это воспоминания самих участников войны. День Победы для нас – это праздник со слезами на глазах. Нельзя, чтобы война повторилась! Для этого должна жить память о ней – в фотографиях, письмах, воспоминаниях очевидцев.

А. Чеботарева, ученица 8 класса МОУ «ООШ п. Чапаевский»
Редакция «Пугачевского времени» благодарит учителя Т.В. Носову за творческую помощь Ане Чеботаревой