Сегодняшних руководителей не интересует ни общественное благо, ни истина, ни справедливость

 

На вопросы корреспондента  «Пугачевского времени» отвечает кандидат физико-математических наук, доктор философских наук, профессор кафедры философии и методологии науки философского факультета Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н. Г. Чернышевского, писатель, действительный член Петровской академии наук и искусств Вера Владимировна Афанасьева.

Афанасьева

— Вера Владимировна, как Вы, радиофизик по образованию, кандидат физико-математических наук, стали профессором философии?

— Во-первых, жизнь заставила – распад СССР, конверсия, развал отраслевой науки, физиком в 90-е годы было трудно оставаться. Ну, и склонность, конечно, всегда была. А метафизика, это тот путь, по которому идет физика, когда доходит до возможных пределов познания. Так что все естественно произошло.

— Есть мнение, что в древнем Риме многие были враждебно настроены по отношению к философам. Считалось, что ее изучение пустая трата времени, которая делает людей не приспособленными к активной жизни и службе государству. А как относятся к философии у нас?

— В Древнем Риме к философам так не относились – напротив, очень почтительно. Было много известных философов, которые были и государственными деятелями, Сенека, например, а Марк Аврелий и вовсе был императором. В нашей стране к философам нередко относятся пренебрежительно, как к болтунам. Во многом это связано с советским наследием – т.н. философы-марксисты действительно говорили ни о чем, наводили день на плетень, скрывали истину в угоду идеологии.

— В начале года Вы выступили с резкой критикой руководства Саратовского университета. Помимо констатации общих проблем образования, достаточно откровенно рассказали, что происходит за кулисами учебного заведения. Статья вызвала большой резонанс, была даже какая-то проверка. Чем в итоге все закончилось?

— Ничем не закончилось, все только начинается. На самом деле, руководство университета интересует меня много меньше общих проблем образования, которые, на мой взгляд, связаны с пороками государственной системы. А вот я руководство университета наверняка интересую, как и всякий сотрудник, имеющий смелость свободно высказываться. Но оно пока притаилось – на волне интереса ко мне и в области, и даже в стране не будет сводить со мной счеты, подождет, пока все стихнет.

— Вы ведете свои блоги на нескольких областных интернет-ресурсах. Разные темы, разные персонажи, разное отношение. Но обязательно все сестрам по серьгам раздаете, с юмором, перцем и здоровым цинизмом. Для чего Вам это нужно, если честно? Что в этом больше идеи или озорства?

— Я писатель, литератор, это моя натура, мое самое любимое занятие. Освоив новый жанр – публицистику – я с некоторых пор наслаждаюсь и ею. Потому и пишу. Тем более, что тем вокруг более, чем достаточно, жизнь подкидывает каждый день, и презабавных. Есть и еще одна веешь – «нравственный закон во мне», он не дает молчать, когда я вижу ложь или несправедливость.

— Согласно одному из законов диалектики противоречие выступает источником и движущей силой всякого развития. Как это применимо к политической жизни? Как позволить системе развиваться, сохранить гармонию и не довести дело до конфликта?

— На самом деле, жизнь куда сложнее диалектики. Классика давно приказала долго жить, уступив место куда более затейливой реальности. Мы живем в ситуации постмодерна, здесь все по-другому, много абсурдного и незакономерного. Вот, например, в классическом обществе существует единственное основное противоречие – между богатыми и бедными. Теперь их множество, добавляются противоречия между образованными и необразованными, смелыми и трусливыми, умными и глупыми, деятельными и ленивыми. И эти противоречия могут гасить друг друга, тогда развитие уступает место стагнации, застою или социальной суете, где все непредсказуемо и нет единого тренда, где возникают разные варианты развития. Да и противоположностей может не быть вовсе, поскольку размывается социальная норма. Гармонией в этом мире и не пахнет, а конфликтов может быть сколько угодно.

Как позволить системе развиваться? Боюсь, что никак. Общество – это саморазвивающаяся система, не спрашивает оно наших позволений. Но знание общественных особенностей может помочь выбрать из множества возможных путей развития желаемый и попытаться достичь тех социальных параметров, при которых он наиболее вероятен. Но для этого надо много знать, заниматься этим. У нас подобными исследованиям почти не занимаются.

— Как-то в разговоре один политик сказал, что нынешняя власть заточена не на созидание, а на возможность подольше удержаться у кормушки. В основном это касается руководства регионов и муниципалитетов. Можете прокомментировать на примере Саратовской области?

— Это общеизвестная истина. Практически любое руководство сегодня – это середняки, бывшие троечники, ничем не выдающиеся люди. Таких людей не интересует ни общественное благо, ни истина, ни справедливость. Их примитивный ум хочет пользы только для себя. Но они чувствуют, что не на своем месте, поэтому все силы тратят на то, чтобы охранять его, не пускать туда умных, талантливых, благородных. А сделать это легче, сбившись в команды, в отряды, я бы даже сказала – в стаи и шайки. Вот это мы и видим повсеместно. И в Саратовской области тоже.

— Наверняка Вы слышали о скандале вокруг Управления образования Ивантеевского района. Кумовство, семейственность, поборы. Все понимают, что это не единичный случай, что больна система. Но принимать кардинальные решения никто не хочет, видимо, чтобы не создавать прецедент. Но ведь рано или поздно нарыв лопнет, и неизвестно во что он может вылиться?

— Все рано или поздно заканчивается. Пал великий Рим, развалился Советский Союз. Никакой режим не бывает вечным, прекратятся и те безобразия, которые мы сейчас наблюдаем во всей стране, и очень скоро. А уж в Ивантеевском Управлении образования прекратятся еще быстрее. Сколько веревочке не виться, концу быть. В этом можете не сомневаться.

— Как Вы думаете, почему в последнее время голодовки в нашей области стали единственным действенным средством в отстаивании гражданами своих прав? Ведь, по сути это шантаж, действие неблаговидное, вымогательство?

— Я так не считаю Настоящая голодовка – это акт отчаяния, это готовность даже к смерти. И люди решаются на нее, когда доведены до ручки, когда испробовали все возможные средства, не нашли защиты и поддержки ни у кого. Когда начальство, судебная система, пресса не обратили внимания на проблему. В своем роде, это подвиг. Но это крайний шаг, его нельзя использовать всуе. А средство это не единственное. Возможен коллективный гражданский протест, например, профсоюзное движение, как во всем мире. А возможен и индивидуальный протест совсем иными средствами. Я, например, пишу острые статьи. И эффект от них есть, иногда побольше, чем от голодовок.

— За кого Вы будете голосовать на предстоящих выборах губернатора? Кто из кандидатов Вам симпатичен?

— Ни за кого не буду голосовать, потому что совсем никто не симпатичен.

— Многие преподаватели вызов буквально кричат о том, что ЕГЭ это катастрофа. Абитуриенты поражают безграмотностью и отсутствием элементарных знаний. Вы с таким сталкивались?

— Сталкиваюсь каждый день в СГУ. Это те студенты, при которых нельзя говорить «яйца Фаберже» и «многочлен», для кого Маркс родился в Марксе, а Энгельс в Энгельсе.

— То тут, то там всплывают липовые корочки, диссертации. Страшно попасть в руки к врачу с купленным дипломом или к судье. Каковы реальные масштабы проблемы?

— Огромные масштабы. Но дело не только в купленных дипломах, их как раз не так уж много. Дело в том, что настоящие дипломы сегодня не предполагают высокой квалификации их обладателей. Образование наше становится все хуже, и требования его все понижаются и понижаются. Неучей и недоучек становится слишком много, они повсюду.

— Рано или поздно любой человек сталкивается с ситуацией, когда ему кажется, что мир рухнул, и решения проблемы нет. В таких случаях обычно советуют: «Относись к этому философски». Кому как не Вам знать — это как, философски?

Всегда следует помнить несколько простых вещей. Мир в принципе прекрасен и справедлив. Все плохое рано или поздно проходит. Жизнь – высшее благо, надо ценить каждый ее день, даже плохой. Все, что кажется тебе ужасным сегодня, завтра может показаться смешным или оказаться хорошим.

— Расскажите о своей семье?

У меня прекрасный муж, две взрослые дочери, обе замужем, два внука. У нас хорошая семья.

— Что Вы хотите от жизни?

У меня есть любимая фраза, это слова из Корана: «Оглянись вокруг, разве у тебя может быть больше?». Мне и каждому дано так много, что хотеть чего-то еще сверх того просто неразумно.

— Принцип, которому Вы не измените никогда, ни при каких обстоятельствах?

Всегда веди себя благородно.

Вопросы задавал С. Аристов