Аркадий Константинович Журавлев был незаурядной личностью. Он свободно владел тремя европейскими языками, знал латынь и эсперанто, хорошо играл на рояле, был цветоводом, огородником, рыбаком, снимал фильмы, занимался фотоделом, увлекался восточной медициной. Аркадий Константинович снисходительно относился к своим талантам. Серьезным и значительным он считал только дело своего отца и в меру сил продолжал его.

Журавлев

Отец, Константин Иванович Журавлев, занимался краеведением. Первый палеонтолог области, он мог стать большим ученым, но личной карьере предпочел служение общественному благу, то есть гражданам Пугачева. Это был пример бескорыстия и высоких жизненных устремлений. Сейчас не встретишь людей с такими качествами. Константин Иванович создал интеллектуальное наследие, которое бесконечно долго будет обогащать нашу жизнь. Именем Журавлева – старшего назван Пугачевский краеведческий музей.
Аркадий Константинович работал в местной газете, по отцовским архивам написал очерки по истории Пугачева. В разное время и в разных объемах они были опубликованы в «Новом Заволжье». Выпустить книгу в то время было невозможно. В рукописях остались написанные в Пугачеве волнующие военные записки полковника Пивнева, интересная пьеса Сапожникова, золотые стихи Чиликина, проза Притугина.
Есть книги о селе Б. Глушица, Балакове, Ивантеевке и других больших и малых поселениях. Поистине выдающийся труд о жизни Перелюбского района опубликовал редактор перелюбской газеты Ю.И. Бычков. Кажется, в 1997 году не аттестовали на должность только двух редакторов районных газет области – его и меня. Ю.И. Бычков после этого написал и издал три книги о Перелюбе, стал Почетным гражданином Перелюбского района, курировал выпуск региональной газеты на башкирском языке, в соавторстве с известным саратовским ученым написал книгу о башкирах на Камелике, и, до сих пор не аттестованный, редакторствует в Перелюбе. Мне тоже кое-что удалось. Я создал в Пугачеве две газеты и разрушил монополию на мнение. А тех «экзаменаторов», кто поставил нам «двойки», жизнь как-то помяла. Ничего не сотворив, кроме разрушения, они сошли с дистанции и растворились в неизвестности. Только тупой чиновничий произвол, думаю, не позволил в свое время создать книгу о Пугачеве. Но лучше поздно, чем никогда. У нас есть таланты. Сейчас, например, работает над книгой о Пугачевском районе директор краеведческого музея Н.И. Сулейманова. Но вернемся к Журавлеву – младшему.
Работа в местной газете была для Аркадия Константиновича основным ремеслом, но не единственным. Он возглавлял краеведческий музей и музей В.И. Чапаева. Как и отец, Аркадий Константинович по крупицам собирал наше прошлое в единое целое.
Оно было разным. Главный пугачевский большевик Вениамин Ермощенко завидовал славе Чапаева. Представился случай, и партийный секретарь сформировал коммунистический полк “Красная звезда” из молодых, необученных бойцов. Полк бесславно и бессмысленно погиб под Рахмановкой. Военного начальника из В. Ермощенко не получилось.
О героике «красных походов» было все известно. Изучать тему не представляло никакого интереса. Журавлев, как всякий исследователь, стал касаться «белого» движения. Это очень не понравилось начальству. На этом директорство А.К. Журавлева закончилось.
— Это был человек – энциклопедия, — вспоминает директор краеведческого музея Н. И. Сулейманова. — Мы обращались к Журавлеву по самым разным вопросам. Он всегда давал глубокие ответы и знал ситуацию лучше нас.
В газете Аркадий Константинович работал легко. Мне повезло: он учил меня слову и жизни. Мы работали вместе четыре года.
Дороги разошлись, но дружба осталась. Неожиданно Аркадий Константинович заболел. Случился инсульт. Журавлев не раскис, не сломался, не подчинился болезни. Он показал завидную волю к жизни и буквально вырвал себя из недуга.
Аркадий Константинович вел активный образ жизни. Он много работал с отцовскими архивами, публиковал в газете материалы по нашей истории, водил машину, играл на скрипке. Летом возился с внуками. Лето – пора отпусков. Дети с семьями приезжали в отчий дом. Казалось, солнечному мигу не будет конца. Но на свете нет ничего вечного. Аркадия Константиновича не стало.
Отец и сын Журавлевы неустанно трудились во благо города, оставили яркий след, интеллектуальное наследие, которым будет пользоваться еще не одно поколение жителей Пугачева.
Вдова Аркадия Константиновича, Эмма Николаевна, бывший педагог школы — интерната, живет с детьми в Саратове. Пугачевский краеведческий музей постоянно поддерживает с ней связь.

Г. Аристов