В марте состоялись выборы в Пугачевское  районное собрание. Впереди выборы в горсовет и сельские муниципалитеты. Мы живем сегодняшним днем, нынешними интересами и, наверное, мало кто знает, что самоуправление на территории существовало и сто, и двести лет назад. Только было оно другим. Поэтому, хотя бы ради любопытства, не грех оглянуться назад и посмотреть на наше забытое прошлое.

С момента образования Николаевского уезда и до реформы 1861 года власть здесь наряду с городничим принадлежала городской ратуше во главе с бургомистром. Модель самоуправления была скопирована со средневековой Европы. В Николаевской ратуше главенствовало купечество. К сожалению, архивы не сохранились. Известен только один документ, по которому в какой – то мере можно судить о нравах и порядках той поры. Бургомистром Николаевска одно время был неграмотный купец Крюков. Вместо подписи под бумагами он ставил печать со своей фамилией. Никакой культуры, не говоря уже о политической, в те стародавние времена у населения не было. В Николаевске был только эшафот, место для публичных порок. Наверное, можно жить и так, но без движения вперед в одной надежде, что начальственный гнев пройдет мимо, и розги опустятся на чужую спину.

При последних царях достаточно эффективным было земство. Оно решало вопросы статистики, здравоохранения, народного образования. В Николаевском уезде выборы гласных земского Собрания, то есть депутатов, были проведены в декабре 1864 года, в числе первых в России. Эти выборы, как и последующие, были не прямыми и не тайными. Сохранились документы. Они свидетельствуют о подлогах, сговорах, открытом насилии при выборах депутатов земского Собрания, городской управы и ее председателя.

Но даже такая призрачная выборность не устраивала государственную власть. В июне 1890 года издается «Положение о земских учреждениях», по которому крестьяне были лишены права избирать своих депутатов в земство. Теперь депутатов назначал губернатор из числа выбранных на волостных сходах лиц. От почти полумиллионного Николаевского уезда по новому «Положению», действовавшему до 1917 года, в земское Собрание полагалось девять крестьян, семь купцов и 18 дворян.  Дворяне имели здесь поместья, но жили в губернских центрах или столице. Поэтому на выборы являлись  не более десяти дворян, которые жили здесь постоянно. Они объявляли себя депутатами. Это были одни и те же лица. Вот, собственно, и  вся «демократия».

Век назад для того, чтобы иметь право голосовать и быть избранным в депутаты Николаевской думы, нужно было иметь имущество, оцененное не ниже 300 рублей. Вот почему число избирателей составляло только семь процентов взрослого населения. Поэтому, когда вам начнут говорить о том, как хорошо жилось при царях, не верьте. Достаток был в незначительной части домов. Бедность постоянно сопутствовала и, к сожалению,  нынче сопутствует Пугачеву.

При социализме много и красиво говорили о народовластии и самоуправлении. В необозримом будущем даже предполагалось упразднить государство. Но одно дело — кабинетные теории, другое — реальная жизнь.

В реальной жизни присутствовали Советы, состав которых всегда избирался безальтернативно, то есть фактически назначался.  Когда сегодня безальтернативно и открытым голосованием избирают главу района, это сильно напоминает прошлое. Процедура упрощается до застойной дремоты: кто «за», кто «против». Такая практика расшатывает авторитет  местного управления.     Советы при социализме решали вопросы местного свойства, но не самостоятельно, а по рекомендациям партийных органов или по распоряжению вышестоящих властных структур. Советы были частью государства и плановой экономики, отделом партийных органов. Всеобщая централизация, свойственная большевизму, не могла существовать одновременно с чьей-то самостоятельностью.

Н. Петров