Нина Шальнова освободилась из мест лишения свободы условно-досрочно. Семья распалась давно, нормой жизни Нины стал «казённый» дом, нары, свобода, а потом всё сначала, тут не до семьи. Да и не нужна была Нине жизнь наполненная заботой о близких, себя бы прокормить, по возможности слишком не утруждаясь. После освобождения ей удалось трудоустроиться у предпринимателей, выращивать овощи. Поработав какое-то время, Нина поняла, что физический труд не для неё. Заработок небольшой, на водку едва хватает. Вспомнила подругу, с которой отбывали срок, и отправилась к ней в гости. Закон у бывших сокамерников таков: встретить, накормить и дать кров, поэтому, когда Нина оказалась на пороге дома Зинаиды Косовой, ей устроили тёплый приём. Выпили за встречу, поговорили о жизни и планах на будущее. Будущее было призрачным и далёким. Зина тоже не имела постоянного заработка — ухаживала за пенсионеркой, за что получала небольшие деньги. Днём Зина должна была помочь престарелой Екатерине Фёдоровне собраться на лечение в больничный стационар. Решили сходить к пожилой женщине вдвоём с подругой. Собрали вещи, помогли сесть в машину. Бабушка уехала, попросив присматривать за домом. Женщины вернулись домой и загрустили. Зина в разговоре предложила похитить деньги у бабушки. Она знала, где та хранит накопленное на «чёрный» день. Ещё Зина знала, что пробой с навесным замком на двери легко можно вынуть. Нина поддержала подругу и согласилась совершить кражу. Прихватив из дома отвёртку, дамы пошли на дело. Проникнув внутрь, достали из шкафа с бельем свёрток с деньгами. Взяв оттуда несколько купюр по тысяче рублей, покинули дом. Уходя, вставили повреждённый пробой с навесным замком обратно в дверной косяк.
Закупив продукты и алкоголь, пустились в загул. Нина мучилась, мысль о доступном денежном куше не давала покоя. На взгляд она прикинула: сумма в свёртке приличная, и грех этим не воспользоваться. Когда стемнело и Зина легла спать, Нина отправилась в дом пенсионерки. Выдернув пробой, вошла в дом. Нащупав свёрток, взяла деньги. Ей казалось, что она вставила пробой на место, закрыла калитку и не оставила после себя следов. На улице посчитала украденное — двадцать девять тысяч казались целым состоянием. Делиться с подругой ей не хотелось. Утром она объявила хозяйке, что уезжает, и со словами «доберусь до дома на попутках» ушла. Нина купила водки и закуску. По пути встретился мужик, которому женщина предложила составить ей компанию. Тот от неожиданного счастья опешил. Сбегал за стаканчиками в магазин. Сели на травку возле магазина и подняли пластиковые стаканы. В разговоре Нина призналась незнакомцу, что недавно освободилась и ей необходимо уехать на вокзал, попросила найти машину. Незнакомец помог. По дороге дама предложила водителю подкалымить, отвезти её в Энгельс. Тот отказался, сославшись на занятость, но на привокзальной площади помог найти такси. Водитель согласился доставить гражданку по адресу, заметив, что та в алкогольном опьянении. По дороге Нина попросила остановить машину на трассе возле магазина. Там она приобрела продукты питания и спиртное. Путь стал веселее, прямо в машине Нина пила и вскоре опьянела окончательно. Планы женщины начали меняться. На одном отрезке дороги она попросила тормознуть. Она пояснила водителю, что где-то неподалёку в полях у корейцев работают её знакомые. Расплатилась и, шатаясь, пошла полями. Где ночевала и с кем пила всю ночь, помнит плохо. Утром следующего дня она пошла пешком в сторону села. Обнаружила, что от похищенных денег ничего не осталось.
Тем временем Зина пошла к дому Екатерины Фёдоровны и сразу все поняла: калитка закрыта не так как обычно, подойдя к двери, увидела вырванный пробой. Она поняла, что Нина «обчистила» бабушку, и сразу сообщила в полицию. Сотрудникам рассказала, что днём накануне совершила кражу с подругой, и высказала подозрение о ещё одном совершённом преступлении. Нину нашли и заключили под стражу. Она дала признательные показания. Зина принесла свои извинения Екатерине Фёдоровне и возместила ей украденные две тысячи. В ходе предварительного следствия потерпевшая заявила иск о возмещении материального вреда, причинённого ей совершённым Ниной Шальновой преступлением.

А. Шейкин, следователь СО МВД «Пугачёвский»