слобода

Триста лет назад на Иргизе находили приют преимущественно беглые крепостные крестьяне и в значительно меньшей мере — люди из других категорий населения. Здесь селились тогда выходцы из различных мест Российской империи: с Вятки, с верховьев Волги, из-под Москвы и т. д. Интересно, что мужчин здесь жило вдвое больше, чем женщин.

Люди находили приют в иргизских лесах, в землянках вместе с «раскольщиками», как называли старообрядцев. И это не были временные пристанища бродяг, а поселения постоянного типа. Многие попали сюда в юности, а умирали глубокими стариками. Есть сведения и о том, что люди здесь обзаводились семьями, женились, а «венчал живущий на том Иргизе поп в сделанной на том же Иргизе часовне».

Среди первых постоянных поселений на Иргизе были ’’зимовья» (т.е. хутора) крестьян-старожилов из слободы Малыковки (ныне г. Вольск). На этих зимовьях подолгу жили беглецы и батрачили на старожилов. Это было естественно — ведь у новичков не было ни жилья, ни орудий труда для земледелия, ни снастей для охоты и рыболовства.

Кроме опасности от правительственных войск, для местных жителей существовала и другая — набеги степных кочевников. Поэтому русские тогда жили в укромных местах иргизских лесов. В архивах, например, упоминается зимовье малыковского крестьянина Ивана Михайлова в урочище Каменный Юрт (возле нынешнего села Каменка). Упоминаются и другие окрестные урочища. Толстый Гай, например, существует и доныне, перекликаясь с названием села Толстовка. А другой ближайший к городу лес носит название Титов Гай. По преданию, он наречен по месту, где жили раскольники с неким Титом во главе.

В первой половине XVIII столетия в наших краях жили только скрывающиеся от церковных и светских властей беглые. И лишь в 60-х годах началось легальное заселение Заволжья.

К 1762 году в устье Большого Иргиза уже поселились около тысячи русских. Это были беглые, пришедшие сюда еще в царствование Петра I. Число их — более тысячи — известно из данных переписи, проведенной майором Брюховым, командированным на Иргиз из Оренбургской губернской канцелярии. По переписи Брюхова здесь оказалось 1195 душ обоего пола. Это число, несомненно, меньше фактического. Многие беглые, опасаясь репрессий и возврата к помещикам, не явились на перепись. Недоверие к властям было велико. Проживающие на Иргизе из уже записанных, на другой, 1763 год, при повторной переписи скрылись.

Правительство, заинтересованное в заселении пустовавших земель юго-востока России, не могло сразу освоить эти края переселением крестьян из центральных губерний страны. Препятствовало этому крепостное право. Решено было заселить пустые земли иностранцами и староверами из Польши, что сулило сразу две выгоды — колонизацию свободного пространства и приращения количества подданных империи.

После манифеста Екатерины II из-за границы двинулись переселенцы. Иностранцы селились по Волге поблизости от Саратова, а старообрядцы облюбовали Иргиз.

В 1764 году выходцы из-за польской границы, по большей части из слободы Ветка на реке Сож, да и из других мест, являлись на пограничный форпост (заставу) и получали паспорта, с которыми должны были явиться в Саратовскую воеводскую канцелярию. Здесь им выдавались «отверстые указы», где предписывалось поселение в указанном месте. Один из таких «отверстых листов», имеющий важнейшее значение в нашем повествовании, приведем с некоторыми сокращениями.

«Дан, сей отверстый указ вышедшим из Польши разных чинов людям, а именно: инокам Лаврентию, Иосифу, Марку, Сергею, Исайе, Гавриилу, Игнатию и Никандру да разных чинов людям: Петру Моисееву сыну Рукавишникову, Стефану Яковлеву сыну Капустину… для того, что они желают поселиться в Астраханской губернии на дикопорожних местах, против села Малыковки (города Вольска) при реке Большом Иргизе.» 1764 г. Мая 6 дня (17 мая по новому стилю). Князь Мельхиседек Баратаев»

Перечисленные в этом указе фамилии Захаровы, Клепиковы, Зобовы, Капустины, Косовы, Мельниковы и доныне распространены в Пугачеве. Приведенный выше указ из Саратовской воеводской канцелярии как раз и был выдан основателям легального поселения на месте нашего города. Поселение было названо слободой Мечетной — от здешних развалин золотоордынских мечетей. Именно поэтому мы и считаем 1764 год, и именно конец мая — начало июня, датой основания нашего города. А на следующий 1765 год сюда прибыл для переписи подполковник Попов. Он записал 264 души (причем женщины тогда в счет не входили).

Одновременно возникли Балаково и Криволучье, как села по реке Иргизу. Впрочем, тот же историк И.С. Соколов в своей книге высказывает предположения, что слобода Мечетная, как и Балаково с Криволучьем, были основаны еще до начала 60-х годов XVIII столетия. Но это предположение опровергается данными переписи Лихарева и Мещерского, проведенной в 1763 году (их привел А. А. Гераклитов в своей книге «История Саратовского края в XVI — XVIII», стр. 334 и следующие). При этой переписи ни Мечетная, ни Криволучье, ни Балаково не фигурируют. Слобода Мечетная в числе других вновь возникших поселений значится только в переписи подполковника Попова.

Выходцы из Польши, поселившиеся на Большом Иргизе, были причислены к дворцовому ведомству, т.е. стали крестьянами, закрепленными за царской семьей. Впрочем, дворцовые крестьяне были так же бесправны, как и остальные, но положение их было все же лучше, чем помещичьих крепостных. С этой поры слобода Мечетная, как и весь Иргиз, была включена в Малыковскую волость Симбирской провинции Казанской губернии.

В царствование Екатерины II крепостной гнет еще более усилился. В этой связи приток беглых на Иргиз увеличился. Некоторым из бежавших удавалось легализироваться. Большую роль в этом сыграл инициатор переселения раскольников в наши края малыковский (вольский) крестьянин Иван Серебряков. Вот что писал о нем Г.Р. Державин: «Серебряков и к нему приставленные начальники …сделанную им от правительства доверенность употребили во зло, принимая всякого рода и господских людей вместо польских выходцев, и давая им для поселения на Иргизе билеты”. Эти билеты Иван Серебряков выдавал на основании “отверстых указов”, а также и без них сторонникам по вере. За это он попал в сыскной приказ.

Правительство закрыло этот путь легализации беглых на Иргизе. Но тогда беглые нашли другой способ легализовать себя. Они бежали в Польшу и оттуда возвращались на родину под видом старообрядцев. Именно таким путем в слободу Мечетную попал вождь крестьянской войны конца XVIII столетия Емельян Иванович Пугачев.

Материал подготовлен по архивам А. К. ЖУРАВЛЕВА

Вам на заметку:

Если вы хотите купить зажигалки Zippo, то купите их по указанной ссылке! Цены ниже чем в других местах, качество лучше, а значит вы останетесь довольны.