Сейчас без мобильной связи – никуда и старым, как говорится, и малым. Ну, с малых что взять? Они на родительском довольствии. Другое дело – пожилые люди. У них пенсия, и больше никаких чудес. О ее размерах говорить неловко. Тем не менее старшие научились жить настолько скромно, насколько позволяет им пенсия. Вот и я 16 сентября извлек из своих капиталов сто рублей и внес их на счет мобильного телефона.
Деньги не поступили ни на следующий день, ни после. Оператор сотовой связи Никита Лазарев после вопроса: «Где деньги?» переадресовал меня к оператору салона сотовой связи в торговом центре «Триумф». Там мне пояснили, что по неведомым причинам сто рублей оказались в Санкт – Петербурге, и отправили меня обратным маршрутом к кассиру.
Кассир пожал плечами:
— Напишите заявление на корректировку перевода денег.
Я отказался. Это был не каприз. Я всегда считал и считаю, что собственные просчеты работники должны исправлять сами, не вовлекая в этот процесс людей, совершенно непричастных к провалам неведомой им производственной деятельности. У каждого события есть должность, имя и отчество. Вот и разбирайтесь, господа, в своем мобильном «королевстве».
Кассир нахмурился, дал номер телефона, просил звонить во второй половине дня, когда, видимо, сторублевый вопрос должен был проясниться. Но увы, на мои звонки никто не ответил.
18 сентября я снова отправился выяснять ситуацию насчет денег. На этот раз я предстал перед Валерией Елизаровой, должностью выше кассиров и операторов. Она улыбчиво попросила меня принести паспорт, по которому, надо полагать, будут возвращены деньги.
Через три дня, то есть 22 сентября, я предстал перед Валерией Елизаровой с паспортом в руках. Но и на этот раз вопрос не был решен. Валерия уже не улыбалась. Она сказала, что мне следует писать заявление по корректировке перевода денег. Все закончилось пустотой. Денег я не получил. Мои сто пенсионных рублей покоятся в Санкт – Петербурге. Деньги небольшие, может, совсем небольшие. Остается гадать, каких размеров произвол?

А. Мальчиков, пенсионер