Юность у Марии Максимовны была самая обыкновенная. Жила себе девочка в Успенке в большой семье бывшего бойца дивизии Чапаева. Росла скромной, в чём-то наивной, привыкшей находить радость в самом малом. Отец, механизатор, дома почти не бывал.Дочь с матерью на хозяйстве. Хозяйство небольшое, из живности одна коза. Но по тем голодным временам это было спасением. Девочка с ранних лет была матери помощницей – и по дому, и с младшими братьями. Когда началась война, она пошла в 8 класс средней школы в Преображенке. Отца мобилизовали в самом начале войны. Писем ждали и с надеждой, и со страхом. Никто не знал, что там, во фронтовом треугольничке. Из одного такого письма узнали, что отец ранен, лежит в госпитале в Перми.

gusarova-m-m

В феврале 1942 года пришла и очередь Марии – призывали рожденных в 1923-ем году. Если верить статистике, это из него, 1923 года рождения, 70% населения России на фронте голову сложили. Восемнадцать девчат из Пугачёва и района отправили в Озинки, там формировался 85-й отдельный зенитный дивизион. Их ждали короткие стрижки, баня, военное обмундирование и присяга в клубе. Следующим утром поезд уже мчал новобранцев в сторону Сталинграда. Короткая учёба – и они хозяйки 76-миллиметровых пушек. Маша — третий номер. Матчасть, зубрёжка уставов, огневая и строевая подготовки, а вокруг кровопролитные бои, обстановка нагнетается. К счастью для пугачёвских девушек, им не пришлось участвовать в Сталинградской битве — в апреле зенитчиц отправили в Саратов для защиты моста и аэродрома. Фронт приближался к родным местам. Девушки сдали свои пушки, получили более мощные, 85-миллиметровые, и встали на Соколовой горе – защищать саратовское небо. Третий номер 1-ой батареи – Маша Анисимова. Пушки поменьше стояли на крышах шарикоподшипникового завода. Пока шла Сталинградская битва, дивизион находился в постоянной боевой готовности, зачастую сутками не отходили от орудий и приборов. Благодаря мужеству, смелости и зоркости 19-летних зенитчиц, был сохранён город, красавец мост, заводы.
В начале 1944 года получили новый приказ – перевод в г. Котовск Тамбовской области на охрану стратегического объекта. Мария Максимовна навсегда запомнила один из боёв, когда был сильнейший авианалёт. Они успешно его отразили, и расчёту присвоили звание ефрейторского. В том бою она потеряла подругу – Зою из Каменки, погиб и командир батареи. Затем была Румыния, город Черноводы, охрана моста через Дунай и аэродрома, а рядом – ст. Плоешти, где был нефтеперегонный завод, очень серьёзный объект. В начале 1945 года получили приказ перебазироваться в Венгрию, на озеро Балатон. На одной из станций венгерский железнодорожник радостно прокричал: «Гитлер капут!». Война окончилась, их вернули в Плоешти. Дивизион пополнился бойцами и отправился на Дальний Восток, а наших девушек ждали пассажирские вагоны и путь домой. Вместе призывались, вместе вернулись. Потом не раз ездили на встречи с однополчанами – в Саратов, Волгоград, Котовск, Воронеж. Многих из боевых подруг уже нет, но в памяти Марии Максимовны все они так и остались молодыми, задорными, любящими жизнь и защищающими её своими нежными руками. Фронтовую молодость запечатлела фотография на столе, привлекающая внимание всех. Каждое 9 Мая она надевает свой праздничный пиджак с медалью «За победу над Германией», медалью Жукова, которую, как известно, дают за личное мужество и самоотверженность, с орденом Отечественной войны ??? степени и юбилейными медалями и идёт отдать долг памяти своим ровесникам – погибшим и выжившим в той войне.
Сразу после демобилизации Мария окончила курсы бухгалтеров в Доме учителя, устроилась на работу в отдел Уполномоченных министерства заготовок (Уполминзак), потом в Райсельхозотдел. В 1948 году стала бухгалтером Пугачёвского элеватора, где проработала 30 лет, уйдя на пенсию в 1978 году. Почти сразу после войны вышла замуж за водителя Фёдора Тимофеевича Гусарова, который показался ей самым надёжным в то нелёгкое время. И он не обманул доверия. Степенный, хозяйственный, на 8 лет старше, Фёдор стал ей опорой во всём. В 1946 году родился сын Николай. С маленьким ребёнком помогали родители, а Мария пропадала на работе с утра до позднего вечера. В урожайные годы рабочий день заканчивался в полночь: пока накладные с весов заберёшь, пересчитаешь. Обслуживали ежедневно по шесть колхозов, 24 совхоза своих, да ещё с Перелюбского района. Рабочий день на элеваторе оканчивался в 9 часов вечера, а ей ещё нужно закрыть лицевые счета каждого предприятия, чтобы утром перечислить деньги в колхозы и совхозы. Про выходные не спрашивала, с формой № 6 ездила в Саратов, и всё у неё получалось. Ещё и огород успевали обрабатывать, семью обшивала, обвязывала. Жизнь налаживалась, стали ездить с мужем в санатории, государство заботилось о своих тружениках. Семья из землянки перешла в дом, где жили 9 человек. Кроме родителей мужа, пришлось привезти из Успенки и своих родителей: мама ослепла. Сын женился, появились внуки – и все здесь. Пришлось во дворе построить из шпал небольшой домик, там потом коротали свои дни обе бабушки, оставшиеся вдовами, а затем и Мария Максимовна с Фёдором Тимофеевичем перебрались туда. В 1996 году им довелось пережить неизбывное горе – ушёл из жизни единственный сын Николай, с ними осталась внучка Наталья с семьёй. Здоровье стариков пошатнулось, слёг дорогой супруг, с которым прожили 57 лет душа в душу. В 2002 году он оставил её горевать. Вторая внучка, Светлана, живёт в Сургуте. Три правнучки, праправнук и праправнучка – свет в окошке бабушки Маши, которая теперь плохо ходит, слабо слышит и видит, но взгляд её ясен, и столько в нём добра и мудрости, что дай, как говорится, Бог каждому прожить так же достойно, как она. Сама же она считает себя счастливой: война не убила, муж достался самый лучший, сына вырастили, дом построили, даже два, дерево не одно посадили, работа была любимая, внуков, правнуков и даже праправнуков дождалась. Что ещё человеку надо!

Л. Шепелева