19 мая в штабе Саратовского регионального отделения ЛДПР первый зампред комитета по регламенту Государственной Думы РФ, куратор Саратовской области от ЛДПР Александр Курдюмов провел встречу с партийным активом. Обсуждались вопросы выдвижения кандидатов на предстоящие выборы депутатов Саратовской областной Думы и выборы губернатора Саратовской области, которые состоятся в сентябре 2017 года. На встрече присутствовал координатор Пугачевского отделения ЛДПР Д. Малетин, который сегодня отвечает на вопросы «Пугачевского времени».

— Денис Романович, Ваше мнение об итогах встречи со столичным куратором?
— Александр Борисович беседовал лично с каждым из районных координаторов, интересовался проблемами. Работа ЛДПР в Пугачевском районе нареканий не вызвала, наоборот. Что касается предстоящих выборов, то, по моему мнению, создана достойная команда будущих кандидатов в областную Думу. Совещание прошло конструктивно, мы определились по основным направлениям дальнейшей деятельности.
— Станут ли предстоящие выборы более прозрачными и честными, после последних нововведений узаконенных Госдумой: отмены открепительных удостоверений, увеличения штрафов для «карусельщиков» и злоупотребляющих своими правами членов комиссий и т.д.?
— Меры, которые повышают прозрачность выборов, перекрываются другими принятыми мерами. Наша партия давно выступает за то, чтобы на каждом участке стояли КОИБы, чтобы каждый участок работал по электронной системе обработки голосов. Это исключает возможность фальсификации. Не будет ни карусельщиков, ни переписанных протоколов. Информация напрямую поступает в избирательную комиссию. Не смотря на то, что средства на эти цели выделялись, электронные ящики для голосования не поставлены. А нововведения — это очередная уловка для несведущих избирателей, которые будут считать, что таким образом повышается открытость голосования.
— Вы депутат районного Собрания. За восемь месяцев, которые прошли с момента Вашего избрания, что удалось сделать?
— Не люблю я на эту тему разговаривать. Не потому, что нет реальных дел, а просто рассказывать, чем и как людям помогаешь, на мой взгляд, все равно, что хвастаться, сколько денег на храм пожертвовал. Некрасиво это как-то…
— Пусть так. Но Вы не станете отрицать, что Ваше участие в вопросе с мусороперегрузочной станцией у поселка Пугачевский, по сути, решило проблему, которая давно волновала жителей?
— Здесь большую роль сыграла позиция граждан. Когда они готовы не отступать, не сдаваться и отстаивать свои права, то можно горы свернуть. Жители написали на мое имя коллективное письмо. Началась работа. Не скрою, было непросто. Имели место попытки оказать давление, поступали определенного свойства предложения, чтобы я отошел от этой темы. Вместе с моими избирателями мы выстояли и довели дело до конца. Хочу поблагодарить и вашу газету за помощь. Это ведь совершенно новый уровень, когда ваши публикации замечают в области, перепечатывают их. Местные чиновники уже не могут наши проблемы заиграть, заболтать или вообще не обращать на них внимания. Я думаю, что по этому пути мы пойдем и в дальнейшем.
— Как Вы можете охарактеризовать себя в двух словах?
— У меня обостренное чувство справедливости и нет подобострастия к начальству. Закалку получил еще в детстве. Впервые я столкнулся с несправедливостью, когда учился в техникуме. По социальному статусу мне была положена квартира. Но под разными предлогами власти несколько лет тянули это дело. Можно было смириться. Но как после этого себя уважать? Я обошел все инстанции, добился встречи с депутатом Госдумы В.В. Володиным. Жилье получил. Это урок на всю оставшуюся жизнь: идти до конца и не робеть перед высокими кабинетами.
— Общественная нагрузка. В чем Вы видите ее плюсы, в чем минусы?
— Я по натуре человек деятельный. Не могу сидеть на месте, часами валяться на диване и смотреть телевизор. Общественные дела дают мне возможность себя занять и проявить. Ну и моральное удовлетворение, конечно. Я сам рано остался без родителей, поэтому сделать в своем кафе праздник для выпускников школы-интерната, например, считаю не благотворительностью, а своим долгом. Это к слову. Минус один – времени на семью остается немного.
— Молодежная политика. На что бы Вы обратили внимание, если, скажем, возглавляли это направление?
— Место молодого человека в обществе должно зависеть от его собственных талантов и способностей, от его трудолюбия, а не от размеров капитала родителей. А то, что у нас сегодня происходит с добровольно-принудительными сборами денег в кружках и секциях – говорит об обратном. У кого есть деньги – тот заметен и талантлив. Еще одна проблема молодежи – культурный досуг. Где дискотеки? Почему у нас, например, не развита тема КВН? Да много еще чего можно было применить на деле, что было бы интересно и молодежи и тем, кому за 30. То, что я скажу, может, не понравится руководству отдела культуры, но я считаю, что там забронзовели. Всегда проще делать, то, что наработано. Жизнь – это развитие, движение вперед. А у нас клубная система превратилась в частную лавочку, куда новым идеям и направлениям вход воспрещен.
— Приходилось ли Вам в жизни переступать через свои принципы?
— Когда-то я вышел из рядов «Единой России» и вступил в ЛДПР. Я не сказал бы, что переступил через принципы. Они остались прежними – вера в добро и справедливость. Просто, по моему мнению, моим принципам на тот момент и сейчас больше соответствует программа либерально-демократической партии.
— В следующем году Вы заканчиваете Российскую Академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Высшее образование это необходимость для Вас или внутренняя потребность?
— Высшее образование – это возможность реализоваться в жизни, это инвестиции в будущее. Есть такая английская пословица: «Для того, чтобы воспитать джентльмена, нужно три диплома: один у деда, другой у отца и третий у джентльмена». Так получилось, что у моего отца диплома не было. Зато он будет у меня, потом у сына, а там и у внука!
Вопросы задавал С. Ахмаков