Я знал Трифона Григорьевича Мазура, не раз встречался с ним. Пугачев мал. Пути даже незнакомых людей здесь обязательно пересекаются. Мазур не любил говорить о себе, о войне. Это был закрытый и скромный человек. При своей звезде Героя он не требовал привилегий, жил вровень с коллективом, соседями. Трифон Григорьевич оживлялся, когда говорил о внуках. В честь каждого из них он сажал по деревцу. Время скоротечно. Сейчас тополя шумят высокими кронами. В аллее Героев Трифон Григорьевич был только однажды. Посмотрел на свой бронзовый образ, сказал: «не похож» — и больше сюда не возвращался. Может быть, он думал о вечном огне возле памятника павшим пугачевцам или о товарищах — артиллеристах, что легли в землю от Москвы до самого города Берлина? Кто знает? Вообще, мне представляется, он был из тех командиров, которые берегут чужие жизни, которым подчиненные доверяют себя полностью и между собой, за глаза, называют лейтенанта «батя», хотя «бате» чуть за 20 лет. Глядя на себя бронзового, Мазур, наверное, испытывал какой — то внутренний протест. Честь, отданная ему, казалась ветерану несвоевременной, лишней, потому что он, пройдя через всю войну, давно получил главное — жизнь. Трифон Григорьевич Мазур был родом из крестьянской семьи, из Винницкой области. Здесь возделывали землю отец, дед, прадед. Старший брат тоже связал себя с полем. Стал председателем колхоза. А у Трифона Григорьевича вышла другая стезя, педагогическая. До предвоенного 1939 года учил сельских мальчишек письму и счету, а в 20 лет был призван на воинскую службу и по высокому образовательному цензу оказался в высшей артиллерийской школе. С начала войны и до Победы куда только не заводили его фронтовые дороги! Оборонял Смоленск, Ржев, Калинин, дрался под Москвой и на Курской дуге, освобождал Украину, Белоруссию, Польшу, вошел в Берлин. Лейтенант Мазур был строг с расчетом батареи. Дисциплина, уставные отношения. Он приказывал окапываться, чтобы траншеи были в полный рост. Маскировка – с десяти метров не видно орудий. Вместо отдыха назначал учения. Поначалу бойцам это не нравилось. Жалели, что достался такой сухой, строгий, какой – то безупречно уставной командир. Прозрение на войне наступает быстро. Подчиненные поняли, что перед ними не службист, не человек с тяжелым характером, а офицер, который прежде всего заботится об их жизнях, ответственный человек с высокими моральными устоями. Батарея Мазура, обустроенная по всем правилам военного искусства, меньше других несла потери в живой силе и технике и больше других наносила урон врагу. Недаром Трифон Григорьевич за войну был награжден тремя орденами Красной Звезды, орденом Богдана Хмельницкого, медалью «За отвагу» и другими медалями. Звание Героя Советского Союза Мазуру было присвоено 3 мая 1945 года за отвагу и мужество, проявленные при штурме Берлина. Боевые действия в Берлине отличались особым ожесточением и упорством. Все улицы, ведущие к центру, были забаррикадированы, перекрестки, площади и парки заминированы. 27 апреля 1945 года в районе парка Гумбольдт-Хайн наши части встретили ожесточенное сопротивление противника и вынуждены были остановиться. Лейтенант Мазур получил приказ выдвинуть 152-миллиметровую гаубицу на прямую наводку и разрушить каменное здание, в котором засел большой гарнизон противника. Как под шквальным огнем по заваленной улице Мазуру удалось протащить орудие на исходную позицию, не знает никто. Было ли это везение или опыт, удача или холодный расчет, но факт остается фактом: со 150 метров артиллеристы бетонобойными и фугасными снарядами разнесли массивное здание, уничтожили опорный пункт. 153-й гвардейский стрелковый полк атакой довершил разгром узла сопротивления противника. Ночью группа гитлеровцев численностью до 150 человек предприняла попытку уничтожить орудие и захватить в плен расчет. Командир умело организовал оборону. Артиллеристы вначале вели огонь из гаубицы, а когда кончились снаряды, отражали натиск противника из автоматов и ручными гранатами. Горстка советских артиллеристов отбила атаки противника, уничтожив при этом 52 гитлеровца и три орудия. Трифон Григорьевич был ранен, но не покинул поле боя. Закончилась война. Мазур служил в войсках до 1956 года, до момента, когда Н.С. Хрущев затеял сокращать Советскую Армию на два миллиона человек. Показывал Европе и Америке мирные инициативы СССР. Лезем мы все со своими инициативами. Запад нас не любит и никогда не полюбит, потому что несметны наши богатства и талантлив народ. Трифон Григорьевич с семьей приехал в Пугачев, в родной город жены, Людмилы Васильевны. Герой войны вернулся к учительству. К делу, с которого начиналась его трудовая биография. Заочно окончил Саратовский университет, преподавал в первой средней школе военное дело и географию. Он хотел, чтобы его ученики входили в большую жизнь сильными, смелыми, готовыми к любым неожиданностям. Это ему удавалось. Вдова Героя, Людмила Васильевна, живет в Пугачеве. К ней приезжают дети и внуки. Такие дни становятся праздниками.

Г. АРИСТОВ

Вам на заметку:

Намечается свадьба, а фотографа еще нет? Свадебный фотограф Львов готов предоставить вам свои услуги. Вы так же можете ознакомиться с портфолио по указанной ссылке.