Перефразируя слова вождя мирового пролетариата В.И. Ленина: «Исковое заявление о защите чести, достоинстве и деловой репутации, о котором неоднократно заявляла директор городского Дома культуры Н.В. Разумова, наконец-то подано к газете «Пугачевское время»!
До последнего момента Наталья Викторовна надеялась, что ей удастся привлечь издание за клевету и даже написала заявление в полицию. В возбуждении уголовного дела ей отказали, поскольку не нашли состава преступления. И вот — суд.
На первое заседание директор ГДК пришла в сопровождении группы поддержки — заведующей методическим кабинетом Т. Тимофеевой и хормейстера хора «Ветеран» Р. Тудаковой. Наталья Викторовна была уверена в себе, решительно настроена и дарила свою широкую улыбку всем от охраны в фойе здания суда до судьи и участников процесса.

Зрелища не случилось. Выяснилось, что сторона истицы заявила иск ненадлежащему ответчику.
Заседание отложили, и домкультуровское трио в сопровождении своего адвоката покинуло не оправдавший их ожиданий храм правосудия.
28 апреля начался процесс. Адвокат Разумовой заявил требования и озвучил сумму денежной компенсации морального вреда. Наталья Викторовна хочет от «Пугачевского времени» 100 тыс. рублей, с автора статей С. Аристова – 200 тысяч и на возмещение судебных расходов и оплату услуг адвоката еще 45 тыс. рублей. На вопрос, почему заявлена именно такая сумма, а не полмиллиона или пятьдесят тысяч, ни Разумова, ни ее адвокат ответить не смогли.
По существу предъявленных претензий начался тоже какой-то пердимонокль. Судья никак не могла взять в толк, если Разумова подала иск как физическое лицо, то почему она оспаривает статьи, в которых говориться о Доме культуры, а не о ней? Это дело арбитражного суда и иск должен подавать директор учреждения. Ответы стороны истицы граничили с гениальностью. Наталья Викторовна утверждала: «Это ж все про меня!», а ее адвокат добавлял, что одно из другого вытекает. Что из чего вытекает, так никто не понял.
После всего этого сумбура слово предоставили свидетелю со стороны мадам Разумовой, Татьяне Ивановне Тимофеевой. Она рассказала, как однажды, открыв газету «Пугачевское время», увидела статью «Подкидной районного масштаба», где под заголовком красовался коллаж в виде трех игральных карт, на которых были изображены: бывший глава района, его заместитель по социальным вопросам и директор ДК Разумова. Увиденное, мол, настолько задело тонкие струны души свидетеля, что она сразу задалась вопросом, а есть ли в редакции газеты лицензионные компьютерные программы, чтобы делать такой фотошоп? Обуреваемая чувствами справедливости и гражданского долга Тимофеева написала заявление в полицию, чтобы газету проверили на наличие соответствующего программного обеспечения.
Тут произошла первая несостыковка. Дело в том, что заявление Тимофеева написала в прошлом году, а статья «Подкидной районного масштаба» вышла в феврале этого года. Когда ей указали на эту маленькую неточность, Тимофеева стала отказываться от своих слов, путалась и поясняла, что она не это имела в виду. Дальше – больше. Вопрос: «С какого времени она читает «Пугачевское время»?», судя по всему, вызвал в Тимофеевой когнитивный диссонанс и частичную потерю памяти. Она забыла. Напрочь забыла все, что связано с периодами чтения нашего издания. Понятно, что человеческая память штука странная и малоизученная, но чтобы так! В итоге, она заявила суду, что написала заявление на газету, потому, что люди ей рассказали о нелицензионных программах. Причем многие – и на улице, подходили и рассказывали, и на работе. Вероятно, ее обостренное чувство справедливости, как говорил поэт, не вынесло позора мелочных обид. После того, как судья, спросив свидетеля, есть ли у нее еще какие-то дополнения к сказанному, получила отрицательный ответ, Тимофеевой объяснили, что ее слова внесены в протокол и больше реплик от нее по этому вопросу не будет.
Тут сторона ответчиков, продемонстрировала суду копию заявления Тимофеевой, в котором та, в качестве причины его подачи указала, что получила информацию о наличии в редакции нелицензионных программ из открытых источников в сети Интернет. Представитель ответчиков попросил судью критически отнестись к показаниям данного свидетеля, поскольку он путается в них и является не независимым лицом, а подчиненным истицы.
Татьяна Ивановна растерялась и стала искать глазами глаза своей начальницы. Наталья Викторовна к тому времени уже давно не улыбалась, а ее немолодое лицо пошло предательскими красными пятнами.
Кроме того, накануне заседания редактор «Пугачевского времени» Е. Аристова подала в прокуратуру жалобу на отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Т.И. Тимофеевой о ложном доносе. Прокуратуру жалобу приняла и теперь Тимофеевой предстоит определиться, когда она говорила правду, подавая заявление или на суде? Следствию придется выяснять, почему не были привлечены специалисты, которые могли бы дать информацию о возможности или невозможности получения Тимофеевой таких сведений в сети Интернет, почему не отправлялся запрос администратору источника для подтверждения достоверности полученной информации и так далее. Если доказательства, которые соберут правоохранительные органы, докажут ее вину, то вполне вероятно, в ближайшем будущем Татьяну Ивановну можно будет увидеть с метелкой на обязательных работах в одном из скверов города. А как иначе? Это вам не сплетни по базару собирать, это закон.
В общем, судебное разбирательство перенесли, чтобы дать возможность Разумовой и ее адвокату уточнить исковые требования. Судя по всему, процесс обещает быть нескучным и информативным. А мы, со своей стороны, постараемся сделать его освещение еще и интересным для наших читателей.
На фото, слева направо: Т. Тимофеева и Н. Разумова
С. Аристов