Прогноз погоды


Наш опрос

Как вы относитесь к идее переименования Пугачева в Николаевск?

  • Отрицательно (50%, 6 Голосов)
  • Мне все равно (25%, 3 Голосов)
  • Положительно (25%, 3 Голосов)
  • Затрудняюсь ответить (0%, 0 Голосов)

Всего проголосовало 12

Загрузка ... Загрузка ...



Панель входа



Архив газеты



Фотогалерея

П. Лебедев. Беседа, 1939 г П. Лебедев. Рыбаки В.В. Бессонова. Гладь. Розы в корзине. foto_122 foto_127 foto_206



ВИНОГРАДНАЯ ЛОЗА ПУГАЧЕВСКОГО КУЗНЕЦА

  Дело               Май.21.2015     

Кузнец хоть и рабочая профессия, но имеет еще одно старинное название – ваяльщик. А это уже от искусства, от созидания. Так что в ремесле кузнеца сошлись воедино работа с металлом, художество, эстетика и красота. Сотнями, тысячами лет кузнецы относились к почитаемому сословию. Сейчас сословий нет. Но почитание осталось. Если, конечно, кузнец – мастер. Есть специалисты серого фона – как ни старается, а кроме оси для телеги – никаких чудес. А есть кузнецы, у которых, как говорится, золотые руки. Ну, блоху, может, не подкует, а виноградную лозу из стали с бронзовыми гроздьями представит людям – глаз не оторвешь. Вот о таком умельце – наш рассказ.

кузней

Владимир Трибушинин к кузнечному мастерству шел долго. После школы поступил в пугачевское профессиональное училище изучать сварное дело. После первого курса на лето уехал за 500 верст к бабушке в Самойловский район. Был в бабушкином селе известный в округе сварщик. К нему и повадился первокурсник ПТУ. Мастер пригляделся к подростку и не то чтобы взял в помощники, а просто симпатии ради стал привлекать к делу и на практике обучать сварному ремеслу. Лето пролетело быстро, но на его излете юный «подмастерье» по срезу металла в накале мог определить качество материала, срок службы будущего изделия и знал многие другие тонкости. До потолочного шва дело не дошло, но некоторыми приемами сварки Владимир уже владел уверенно. Когда в училище начались занятия, учащийся мало чем уступал в умении мастерам – преподавателям.
После училища была армия. В Пугачев Владимир вернулся в 1998 году. Работал сварщиком в воинской части. Там требовался специалист высокой руки, и Трибушинин как раз пришелся впору. Через девять лет он получил удостоверение Национальной ассоциации сварщиков. Это признание наивысшей степени мастерства. С этим признательным документом Владимир в 2010 году поехал в Москву. Можно было не ездить, но зарплата в Пугачеве по сравнению с общероссийской была какая – то съеженная. На нее сводить семейный бюджет – великая проблема. В общем, уезжал классный специалист не от хорошей жизни. В Пугачеве остались жена с двумя ребятишками да недостроенный дом.
Владимир устроился работать сварщиком на автозавод в подмосковном Голицыно. Недалеко от завода располагалась большая кузница. Трибушинин наведывался туда, смотрел, завел знакомства. Его манил запах каленого металла и колдовство местных умельцев, способных превратить кусок металла в изящное изделие.
Голицынские кузнецы видели в новичке не праздное любопытство, а страсть к постижению нового, иного дела Кузнецы – особое сообщество. Там любого в свою среду не принимают, а только людей сильных, не мелочных, настойчивых, трудолюбивых, зараженных идеей красоты и упорных в достижении поставленной цели. Трибушинина не выставили за ворота, а принялись учить работе с металлом.
Новые друзья назидательно говорили ему:
— Когда сумеешь выковать виноградную лозу, считай, сдал экзамен на мастерство.
Владимир был хорошим учеником. Начинал с ковки так называемых художественных заготовок: узорных завитков, листьев, лепестков. Спустя несколько месяцев выковал свою первую металлическую розу.
Тянуло домой. Он тосковал по семье. Краткосрочные поездки в Пугачев только расстраивали, потому что за радостной встречей следовало расставание. Можно было обосноваться с семьей в других местах – пугачевского мастера звали. Таким специалистам всегда и везде рады. Но жена была против. Она не хотела уезжать. Пугачев – родной город.
В минуту наибольшей тоски Владимир собрал свои нехитрые пожитки и явился в Пугачев, на этот раз навсегда. Его высокая квалификация в местности, где нет промышленности, не была особо востребована. Тогда на семейном совете было решено затеять свое дело, войти главе семьи в среду предпринимателей.
Начинать с чистого листа всегда трудно. Поиски подходящего помещения, договор на аренду, оформление других документов, приобретение оборудования – все это давалось с каким – то скрипом и заняло почти год. Кузнечный горн Владимир сделал сам.
Появились единомышленники – братья Роман и Александр Гревцовы. Кстати, с Романом Трибушинин работал еще в Москве.
Пошли первые заказы. Не только из Пугачева, но и из соседних районов, и областной Самары. А что удивляться? Таланту чужда география. Мастер в любом месте восхитит своим творчеством. В Клинцовке жил Александр Пучков. Он писал иконы, инкрустировал их сусальным золотом. Столичные знатоки трепетали от красоты, тонкости письма, гармонии красок. Так что Пугачев всегда славен яркими людьми, способными поразить воображение людей своим искусством.
Заказы у Трибушинина разные. Большинство – это стандартные ворота, мангалы, качели, изгородь. Есть заказы и на эксклюзивные вещи, например, на виноградную лозу. Владимир выковал первую еще в голицынской кузнице и получил высокую оценку. Теперь есть пугачевские экземпляры. Виноградные лозы с кистями спелых ягод кажутся живыми. Они обвивают металлические перила в одном из городских магазинов. Красиво, элегантно, что скажешь?
Кузнецу нравится строгая античность. Чтобы довести изделие «до ума», нужно высокое качество ковки. Там свои секреты. Технология читателю не интересна.
Образцы для своих работ Владимир ищет в Интернете. Но не копирует, а только берет за основу, добавляет что – то свое. Интернет распахивает мир. Владимир Трибушинин общается не только с кузнецами из России, но и с рубежными коллегами.

И. Майская


Добавить комментарий