В гостях у «Пугачевского времени» врач, ортопед-травматолог реабилитационного центра «Пугачевский» Александр Петрович Бригида.

— Александр Петрович, расскажите немного о себе, кто Вы, откуда, как пришли в медицину?

— Я саратовский. Там родился, учился. С детства интересовался живой природой, думал стать биологом. Моя тетя, врач – кардиолог, убедила поступать в медицинский институт. Аргументация была железная: из медицины можно уйти в биологию, а из биологии в медицину нет.  Поступил с первого захода, несмотря на достаточно приличный конкурс — семь человек на место. Отучился. Потом меня занесло на Север, в республику Коми, где я, по большому счету, проработал всю жизнь за исключением нескольких лет, когда  пытался вернуться в Саратов и работал в гарнизонном госпитале ординатором травматологического отделения.

—  Наверняка главным было поступить в мединститут, а всё остальное потом. Когда Вы решили, что станете травматологом?

—  Любому врачу всегда хочется отдачи. В процессе обучения на разных кафедрах я пришел к выводу, что в хирургии, в отличие от других специализаций, быстрее виден эффект от работы, и стал хирургом. Много лет практиковал. Начинал, как и большинство молодых специалистов, с участковых больниц. Была в этом какая-то чеховская романтика, земский врач, который лечит всех — и старых и малых. Потом прошел подготовку и «сузился» до ортопеда – травматолога.  Все происходило само собой, постепенно, одно из другого. Учиться не переставал никогда.

—  Профессия врача благородная, но неблагодарная, как впрочем, и большинство социальных профессий.  Бывают моменты разочарования?

—  Вы знаете, злополучные 90-ые годы всеобщей неустроенности и неуверенности в завтрашнем дне оказались для меня, как ни странно, самыми светлыми. Я тогда ушел из государственной медицины в дочернее предприятие  «Печордорстрой». Известный золотопромышленник, друг Высоцкого, Вадим Туманов, на здоровье старателей средств не жалел. Санчасть оснастили по последнему слову, нужно лазер – пожалуйста, хочешь учиться иглорефлексотерапии – поезжай. Зарплата более  чем достойная. В государственной медицине такого, наверное, не будет никогда. С другой стороны, когда берешь на себя ответственность за жизнь человека, то поднимаешься над всей этой меркантильностью и суетой. В правильности выбора своего жизненного пути я никогда не сомневался.

—  Как Вы считаете, сегодняшняя медицина у нас платная или все-таки бесплатная? И какие перспективы у нашей медицины?

—  Для кого как.  Большинство обращается за помощью в государственные медицинские учреждения. Обеспеченные люди предпочитают платные услуги сидению в изнурительных очередях. Конечно, то, что творится в наших бесплатных поликлиниках – это сумасшествие.  Врачу на приеме отводится семь минут на пациента! Что он может сделать за это время? Ни осмотреть, ни подумать над больным. Медицина стала скверной. Все эти реформы и оптимизации привели к борьбе не за больного, а за копейку. В области, где есть свой медицинский институт, не хватает врачей. На сегодняшний день каждый десятый выпускник Саратовского медицинского университета не идет работать по специальности. А что будет завтра, я боюсь представить.

—  На Ваш взгляд, почему многие болезни так стремительно «помолодели», в частности, остеохондроз? Если раньше от них страдали люди старшего возраста, то сегодня уже и 20-30-летние.

— Причин несколько. Отсутствие физической активности у молодежи и нежелание родителей прислушиваться к рекомендациям медиков. Из десяти ребятишек, у которых выявлены проблемы, скажем, с осанкой, к специалисту обращаются родители одного.  Помните, в советское время были постоянные осмотры школьников – вес, рост и так далее? Теперь этого нет. Как следствие – запущенные формы различных заболеваний, в том числе и опорно – двигательной системы у детей. К пятому – шестому классу восемьдесят процентов учеников с искривленными спинами.

—  Как Вы оказались в Пугачеве?

—  Мне близок Саратов моего детства, с одноэтажными домами в зелени деревьев, тихий, провинциальный. В современном мегаполисе жить не могу, несмотря на то, что есть квартира. Пробовал — не выходит. Органически не приемлю большие города. Когда подошли возрастные дела, я стал выбирать между домиком на море и домиком в деревне. Победили студенческие воспоминания о Пугачеве и необыкновенной атмосфере здешних мест.  Мой старинный друг Илья Шоломов родом отсюда. Мы часто наведывались в гости к его родителям.

Приехал, посмотрел. Новое место работы – реабилитационный центр «Пугачевский».  Я, как человек, любящий природу во всех ее проявлениях, чувствую там себя замечательно. Есть интересные идеи в плане профессиональной деятельности.

—  Поддерживаете ли Вы отношения с пациентами вне стен вашего кабинета?

—  Если совпадают какие-то взгляды, человек тебе интересен и хочется встретиться еще, чтобы пообщаться, то да, бывает такое.

—  Как Вы относитесь к нетрадиционным методам лечения – мануальной терапии, иглоукалыванию и так далее?

— Не совсем правильно называть эти методы нетрадиционными. Все относительно. То же иглоукалывание в Китае является традиционным, а медикаментозное лечение, наоборот, нетрадиционным.  Это отдельное большое направление в мировой медицине, основанное на  лечении натуральными средствами. Сюда входят и мануальная терапия, и рефлексотерапия, и лечение пиявками – гирудотерапия, и многое другое.  В свое время я учился мануальной терапии в Москве на кафедре Гайденко. Моим учителем был главный врач Федерального центра мануальной терапии, профессор, доктор медицинских наук Анатолий Болеславович Ситель. Ни о какой самодеятельности или шарлатанстве здесь речи не идет вообще. Помимо действующего сертификата ортопеда – травматолога, у меня есть сертификат гирудотерапевта Академии последипломного обучения в Санкт – Петербурге. Из своего опыта скажу, что лечение натуральными средствами дает очень неплохие результаты.

—  Какое у Вас есть увлечение, хобби?

—  В юности увлекался туризмом. На Севере  ходил на лыжах, рыбачил, охотился, спускался по речкам на байдарке. Здесь с удовольствием посещаю бассейн в ФОКе, познакомился с рыбаками, правда, пока не нашел компанию для охоты.

— Как Вам работается в реабилитационном центре?

— Я приступил к работе в ноябре прошлого года.  Дружелюбная обстановка. Очень много верующих людей. Язык своеобразный. Слово позьмо я разучивал месяц, прежде чем научился его применять.

Что касается работы, поначалу было непривычно – никаких активных действий, никого не оперируешь. Но потом даже понравился спокойный, размеренный ритм жизни.

Создали кабинет гирудотерапии. Вместе с К. Симовиным работаем по программе «Здоровый позвоночник». В планах  освоить методику внутритканевой электростимуляции по программе «Жизнь без боли» для эффективности лечения остеохондроза и некоторых заболеваний суставов.

Беседу вела Е. Аристова

Вам на заметку:

Хотите построить свой собственный дом? Тогда каркасные дома — это то, что вам нужно. Они современные, надежные, теплые и экологически чистые!