В свое время был совхоз «Пугачевский». На двух отделениях на поливе выращивали овощи, а третье было под кормовыми культурами, пшеницей и стадами скота. Управлял отделением Василий Павлович Калыга. Сам с брянщины, но поскольку в Пугачев попал еще юношей, то был, считай, местным, своим. Даже, вроде, как сродни, потому что к людям имел удивительный подход. Не кричал, не стучал кулаками, а дисциплину держал крепкую, отделение было передовым. Все получалось, будто знал управляющий заветные слова. Может, оно так и было. Только слова словам – рознь. Одни пустые, как лузга, а другие западают верой, потому что нет в них обмана, подвоха и хитрости.

Порядки на отделении Калыга завел особые. Корма, например, заготавливали сразу для общественного стада и для личных подворий. Нужен для крестьянского хозяйства силос – приезжай на фуражный двор за силосом, за сеном, за соломой. Бери, сколько требуется – все на доверии. Вот и получается, что построил Василий Павлович коммунизм в отдельно  взятой деревне.

 

Старался управляющий для  коллектива. А люди что? Не каменные. Понимают, не о своем кармане печется. Когда Василий Павлович предложил работать по конечному результату, все  согласились. Шел 1986 год. Начиналась перестройка – время новаторское и романтичное. В общем, был составлен договор с дирекцией совхоза. Коллектив отделения обязался реализовать 300 тонн молока, 70 тонн мяса, заготовить определенное количество кормов. Договорились о процентах зарплаты. Скрепили договор печатями и подписями. В конце года конторские подсчитали заработок. Цифры им не понравились. 300 рублей ежемесячно на каждого работника отделения. Просто сказочная зарплата, а сказок не должно быть – живем в реальном мире. Напрасно Калыга ходил в контору, говорил о чести и еще о чем – то важном. Его не слушали и деньги не выплатили. Выходит, нравственные ценности, обещания, людские судьбы – все пустое. Сердце не выдержало, лопнуло.

Инфаркт – штука хлипкая. Можно выжить, можно не выжить. Калыга лежал в интенсивной терапии, в полузабытьи. Он видел себя то босоногим малышом, то взрослым, женатым, с детьми на руках. Он видел свою жизнь.

Сейчас в ПУ-67 учеников со всех концов страны не зазывают, а раньше преподаватели и мастера разъезжались по городам и весям СССР, агитировали молодежь постигать механизаторское ремесло. Вот так Калыга в свои 17 лет попал в город Пугачев. Профтехучилище окончил с  отличием, получил направление в Давыдовку. Чуть поработал – подошло время служить в Армии.  Закинуло его далеко от  Пугачева в славный город Киев. После демобилизации кто куда, а Калыга – в город на Иргизе. Работал в местном техникуме инструктором по вождению. А на самом деле трактористом в учхозе. Дадут студента, агронома, вот с ним сеяли, поливали, сажали. У студента практика – Калыга работает.

Приехал старший брат из Казахстана, переманил в город Балхаш, на медеплавильный комбинат. Большое градообразующее производство давало 40% всей меди Советского Союза. Везде хорошо, где нас нет. Василий  Павлович эту поговорку в Казахстане часто вспоминал, а через два года вернулся в Пугачев. Не задалась городская жизнь, суета, простора нет.

На дворе стоял 1971 год. Калыга устроился на работу в совхоз «Пугачевский». Был трактористом, шофером, бригадиром, управляющим отделением. На руководящей должности и нажил себе инфаркт.

После больницы в совхоз не вернулся. Все вместе сошлось: обида и нездоровье. Устроился завхозом в пансионат. Работа, как работа. Без подъема и падений, как раз по надорванному сердцу.

Новый директор совхоза «Пугачевский»  Валерий Михайлович Шварц все – таки  переманил Василия Павловича к себе все на ту же должность – управляющим отделением. Опять бригадный подряд, уже с некоторыми шероховатостями. Но люди деньги получили сполна и все улеглось, успокоилось. Не алчность людьми движет, а справедливость. Заработал – получи и никаких тебе фокусов.

А потом все начало валиться. Что это за реформы, которые как Чингиз – хан по земле, только пустошь позади? Все уже омертвело, а Василий Павлович держался. Отделение по – прежнему работало: давало молоко, мясо. Работникам исправно платили зарплату, не было долгов за электроэнергию, по налоговому и пенсионному ведомству. Молоко сам развозил по микрорайонам, продавал, не чурался.

Говорят, не бывает незаменимых людей. Еще как бывает! Калыга ловко плыл в реформаторском море и, наверное, осталось бы его отделение успешным поныне, но в 2000 году глава района Зубов уговорил взять под начало совхоз.

— Выручай, — сказал Владимир Петрович. Знал о больном калыгинском сердце, но это чиновника не остановило. – Выручай!

Взялся Калыга поднимать неподъемный совхоз. Проработал ровно 100 дней, успел провести весенние полевые работы и попал в больницу со вторым инфарктом. Выжил, отдышался, набрал силу. Ему 65 лет, а он фермерствует. Есть у Василия Павловича земля. Около ста гектаров. Это рядом с поселком Заречный, центральной усадьбой бывшего отделения совхоза. Калыга в былые годы этот Заречный и обустраивал.

Что касается личной жизни, то сложилась она у Василия Павловича  так. Женился он в 18 лет на девушке из МОПРа. В 1965 родилась у них дочка Наташа. Живет в Москве, работает в Доме творчества. Еще одна дочка, работает в пожарной части секретарем.

Что – то не сложилось с первой женой. Разошлись. Во втором браке Василий Павлович живет уже 35 лет. Это целая жизнь. У Калыги  две внучки, уже взрослые, да два внука – обоим по 12 лет.

На тракторе сам Василий Павлович землю не обрабатывает. Есть у ветерана помощник. Вот вдвоем и выполняют весь объем небольшого фермерского хозяйства.

В. Вершинин

На снимке: В.П. Калыга