В гостях у «Пугачевского времени» фермер из села Успенка Владимир Васильевич Башилов

Башилов

— Владимир Васильевич, Вы занимали различные должности от механизатора, гидротехника до председателя колхоза, но в итоге стали фермером. Что привело Вас к самостоятельному делу?
— Вся моя жизнь связана с селом. Я родился и вырос в селе Новая Шиншиновка, потом окончил пугачевский техникум и заочно получил высшее образование. В 1979 году приехали с женой в ее родное село Успенка, с тех самых пор здесь и живем. В начале 90-х в селе, впрочем, как во всей стране, начался беспорядок. Стали отделяться фермеры. Тогда многие относились к ним настороженно. Но потом, когда в колхозе месяцами перестали выплачивать зарплату, я и сам стал думать о том, чтобы обрабатывать землю самостоятельно и кормить свою семью. Шел 1994 год. Фермеров в Успенке в ту пору было около двадцати. Прошло двадцать лет. Сейчас в селе осталось три крупных хозяйства, в том числе и мое.
— Какие изменения произошли за двадцать лет, насколько увеличились посевные площади?
— Начинать пришлось практически с нуля. Посевных площадей всего 56 гектаров. Один старенький комбайн и трактор. Ни о каких наемных работниках речи тогда не шло. Трактором управляла моя жена. Когда приходило время уборочной страды, помогали уже подрастающие сын и дочь. Я всегда старался научить их не бояться никакой работы. Без этого в жизни никак. Случались хорошие урожаи. Они давали ощутимые средства, но я брал из них только малость, чтобы содержать семью. Подавляющую часть прибыли вкладывал в дело, брал в аренду земельные паи, расширял площадь пашни. Сегодня в севообороте без малого три тысячи гектаров. Это предел. Больше в Успенке свободной земли нет. У меня 19 единиц техники. Есть коллектив механизаторов – 14 человек. Они заняты работой круглый год.
— Проблема для любого фермера – сбыт продукции. Конфликт интересов. Покупатель хочет подешевле, продавец – подороже. Как вы чувствуете себя на зерновом рынке?
— Выращиваю пшеницу, ячмень, подсолнечник, просо, горох, нут. При сделке многое зависит от товарного вида продукции. Продавать неочищенное зерно – выгоды мало. В прошлом году завершил строительство двух мехтоков. Очищенное зерно идет по более высокой цене. В идеале — найти постоянный рынок сбыта.
— Какие цели Вы ставите перед собой?
— Планов много. Это повышение качества зерна, продуктивность пашни, собственные хранилища для собранного урожая. Планирую открыть свою торговую точку в Пугачеве. Хочу выйти на сетевые магазины, например, с крупой. Все не так просто. Оборудование стоит дорого. Но задача реальная. При царе Николаевск торговал крупой, и дело шло. Вообще, фермерам района необходимо самим реализовывать свой товар – крупы, корма для скота. А занимаются этим перекупы, богатеют на разнице цен.
— Сегодня в сельском хозяйстве существует кадровый вопрос. У Вас есть такая проблема?
— Действительно, не хватает механизаторов. Находил работников в соседних селах, в городе. Чтобы не возить людей за тридевять земель на работу и обратно, для пятерых приобрел дома здесь, в Успенке. Если человек семейный, то стабильная работа и жилье дают гарантию, что специалист останется в селе, в коллективе.
— Чем сегодня живет Успенка, много ли в селе молодежи?
— В Успенке около тысячи жителей. Есть средняя школа, детский сад. Молодежи достаточно. Село расположено в семи километрах от Пугачева, считай, пригород. Многие работают в городе, а живут здесь. Это объясняется тем, что цена на жилье в селе в разы ниже, чем в Пугачеве.
— Если можно, несколько слов о семье.
— Семья — это два моих брата, которые работают вместе со мной, жена Любовь Федоровна, с которой мы вместе уже сорок лет, и дети: дочь Валентина и сын Владимир. Дочь работает у меня бухгалтером, а сын механизатором. Четверо внуков.

Вопросы задавала И. Мнекина
На снимке: В.В. Башилов