Заведующему  хирургическим отделением пугачевской ЦРБ, хирургу  Владимиру Ивановичу  Михалеву на днях исполнилось 60 лет. «Пугачевское время» поздравляет юбиляра и задает ему вопросы. Сегодня известный доктор – гость газеты.

P1000703

— Владимир Иванович, как начиналась ваша профессиональная карьера?

— В 1971 году после окончания школы поступил в Саратовский медицинский институт. В те годы действовала система распределения, после окончания ВУЗов за отличную учебу мне посчастливилось выбирать, куда я поеду работать. Без всяких раздумий я выбрал свой родной город Пугачев. С тех пор прошло 38 лет. С 2001 года я заведую хирургическим отделением.

— Почему решили пойти в медицину?

— Я и моя старшая сестра Валентина поступили в медицинский, хотя до этого врачей в семье не было. Мама была учителем, отец — военным. Я не могу сказать, почему я стал врачом, знаю только то, что в выборе профессии не ошибся. 

— Помните свою первую операцию, был ли страх? Какие эмоции испытывает хирург, когда идет операция?

— Во время прохождения практики была полостная операция. Страх был, наверное, не только в первый, но во второй, третий, пятый раз. Во время операции эмоции не лучший помощник. Здесь главное сосредоточиться на происходящем, следить за работой жизненно важных органов пациента, мгновенно анализировать ситуацию, точно, выверенно и грамотно делать свое дело.

— Что, по-вашему, включает в себя понятие хороший врач?

— Грамотный специалист, постоянно совершенствующий свои знания, применяющий их на практике. В хирургии есть и еще одна необъяснимая характеристика врача – это «легкая рука».

— У Вас легкая рука? Вы верите в приметы?

— Пациенты говорят, что легкая. В приметы не верю, но перчатки перед операцией всегда начинаю надевать с правой руки.

— Что происходит, если во время операции отключают электричество? У Вас был такой случай?

— Да, был. Кажется, в 1977 году. Операция уже заканчивалась, и тут потух свет, времени ждать, пока включат аварийную подстанцию, не было, я успешно завершил операцию при свете керосиновой лампы, которую держала медсестра. Сейчас такого, конечно, уже нет, если отключают электричество в операционной, оно подается от батареи достаточное количество времени. А вообще на территории больницы существует своя подстанция.

— Самая сложная операция за годы работы?

— Не делю операции на сложные или легкие. Все пациенты индивидуальны. Могу сказать одно: всегда тяжело оперировать молодых людей, которые серьезно пострадали в дорожно-транспортных происшествиях, драках. Здесь главное остановить кровотечение, спасти жизнь, счет на секунды.

— Случалось ли вам делать операции на сердце?

— Да, таких операций было около пяти. Они были успешны. Сложность тут в том, что например, при ранении сердечной мышцы хирург не всегда успевает спасти пострадавшего, оттого такие операции редкость. Мне приходилось накладывать швы на сердце, оно билось у меня в руках.

— Каким вы видите будущее районной хирургии?

— После интернатуры мне довелось работать с выдающимися пугачевскими хирургами Волокитиным, Солженикиным, Колесовым. Это была хорошая школа. Сегодня со мной работает много молодых врачей хирургов Ю.А. Фадина, И.А. Жуков, Е.Ю. Клюзин. За ними будущее хирургии в Пугачеве. У них хорошие перспективы.

— Считается, что хирург — это мужская профессия. Вы с этим согласны?

— Какая-то доля истины в этом есть. Быть хирургом тяжело не только морально, хотя к этому привыкаешь, но и физически. Хотя знаю много успешных женщин-хирургов, поэтому рассуждать, мужская это профессия или женская, не берусь.

— Как вы отдыхаете?

— Отдых — это смена деятельности. Отдыхаю по этому принципу. Много времени провожу в Интернете, без этого сейчас нельзя, читаю.

— Если можно, несколько слов о семье.

— С супругой Лидией Ефимовной мы вместе учились в институте. Она 35 лет работала в Пугачеве врачом-терапевтом. Сейчас на пенсии. У нас двое детей, никто из них не связал свою жизнь с медициной. У них успешные семьи. У нас с женой шесть внуков.

— Повлиял ли выбор профессии на ваш характер?

— Всякая профессия накладывает отпечаток на человека. Я не исключение. Иногда кажется, что я излишне суров, что называется, сказал — как отрезал. Вот такой каламбур.

Вопросы задавала И. Мнекина
На снимке: В.И. Михалев