В гостях у «Пугачевского времени» популярный певец, композитор, единственный из экс-советских артистов, кто вошёл в каталог «Знаменитые артисты иммиграции из разных стран мира», Анатолий Могилевский.

— Анатолий Исаакович, я отношусь к тому поколению, которое познакомилось с Вашим творчеством благодаря подпольным записям песен о белых офицерах и разухабистом налетчике Семене. Как получилось, что солист оркестров Лундстрема и Саульского, ансамблей «Поющие сердца» и «Самоцветы» стал исполнителем песен в жанре шансон?

— Я не делю песни на жанры: народная, эстрадная, блатная. Песня должна быть красивой, нравиться мне и моим слушателям. Если кому-то хочется, чтобы я ассоциировался с жанром шансона, ради Бога, мне не жалко.

— Чем для Вас была работа музыкантом в ресторане? Школой для исполнителя или необходимостью заработать на жизнь?

— Я живу в Америке более тридцати лет. Поначалу было трудно, работал таксистом. Выучив язык, устроился музыкантом в небольшой ресторан. За это время я понял, что конкурировать с американцами в плане музыки бессмысленно, настолько развита эта индустрия. Я считаю, что мой ресторанный бизнес был честнее и выгоднее многих других. Ну и, конечно, это школа мастерства. Я ни разу не пожалел о том, что работал в ресторане. Мало того, и сейчас принимаю приглашения, выступаю в ночных клубах.

— Ваши критерии отбора песен в свой репертуар, какими они должны быть?

— Я выбираю песни по своему вкусу и своему уровню. В первую очередь в песне должны присутствовать достойная лирика и красивая мелодия.

— Я не припомню ни одного Вашего дуэта с другими исполнителями и исполнительницами. Это принципиальная позиция или просто нет достойных кандидатур ?

— Ну почему же? У меня достаточно дуэтов и с исполнительницами, и с исполнителями. Вопрос в том, что эта информация не доходит в полном объеме до слушателей в России, по какой-то причине я закрыт для российского зрителя на телевидении. Последний дуэт был с Ларисой Долиной на юбилее ансамбля «Самоцветы».

— Вас всегда выгодно отличала интеллигентность и я бы сказал некий аристократизм вокала. Даже исполняя, пусть и стилизованные «блатные» песни, Вы всегда казались над так называемой романтикой криминала. Это получается само собой или Вы над этим работали ?

— Я вырос в Риге и воспитывался на зарубежной музыке. Возможно, это прозвучит странно, но, живя в Латвии, я не знал и не исполнял ни одной советской песни. Тогда в моде была музыка западного характера. Это в какой-то мере сформировало мои вкусы и мое отношение к подаче материала. А вообще в моих песнях я такой, какой я есть, ни больше, ни меньше.

— Какой у Вас диапазон голоса?

— Достаточно большой. Диапазон голоса вокалиста не определяется октавами. Гораздо важнее для солиста, чтобы каждая взятая им нота прослушивалась, звучала.

— Расскажите немного о Вашей семье.

— С моей супругой Наташей мы живем почти сорок лет. Познакомились и поженились в Москве. Есть сын Андрей. У нас хорошая и счастливая семья.

— Глупо спрашивать у кумира советской, а теперь и американской публики, есть ли у него кумиры. Но все-таки?

— Мы всегда учимся у лучших в нашем представлении. Конечно, и у меня, как и у Вас, есть кумиры. Это не обязательно исполнители, это могут быть люди, проявившие в жизни свои лучшие человеческие качества.

— Могилевский конца 80-ых годов и Могилевский сегодняшний — какой он?

— Для голоса, как и для других мышц тела, необходима тренировка. Я никогда не пел под плюсовую фонограмму. На сегодняшний день я намного профессиональнее и стабильнее, чем двадцать лет назад, во многом благодаря тому, что работал в американских ночных клубах. Достаточно сравнить мои ранние альбомы с последними, в которые вошли мои авторские песни, а также несколько песен на стихи поэтессы из Сан-Франциско Маши Шуриной, Анатолия Берлина и Виталия Нужного. А вообще-то судить об этом не мне, а моим слушателям.

— Жизненный принцип, которым Вы не поступались никогда, ни при каких условиях?

— Я считаю, что в любых ситуациях нужно оставаться человеком. Быть честным, никогда не обманывать тех, для кого ты создан, твоих близких, твоих слушателей.

— То, что сейчас в России называют шансоном, что это по Вашему мнению?

— Во Франции шансон — это песня, а что под этим термином подразумевают в России, я сказать затрудняюсь.

— Что бы Вы хотели пожелать читателям нашей газеты и почитателям Вашего таланта в городе Пугачеве?

— Я хотел бы пожелать моим поклонникам, чтобы они всегда оставались для меня прекрасными, добрыми и искренними. Такими, какими я запомнил их в самые счастливые годы своей жизни, когда гастролировал с ансамблем «Самоцветы» по всему необъятному Советскому Союзу. А читателям «Пугачевского времени» всех благ и процветания газете.

Беседу вел С. АРИСТОВ

Вам на заметку:

Нужно переместить тяжелый объект? Аренда автокрана liebherr полностью решит эту проблему. Грузоподъемность кранов составляет 25, 50 и 10 тонн.