Иргиз в XVI в. славился тем, что на его извилистых берегах скрывались шайки воровских казаков, которые грабили немногочисленные торговые и посольские караваны. «Шли мы Волгою из Казани в Астрахань, и, как поравнялись с Иргызским устьем, пришёл на нас в стругах князь Василий Мещерский да козак Личюга Хромой, путивлец, и взяли у нас судно царя Ямгурчея…», — цитирует одно из донесений русского гонца Сергей Соловьёв в своей многотомной «Истории России». Это были казаки, которые обосновались на Яике, построив там небольшую крепость. Именно отсюда вдоль Иргиза они и добирались до Волги. Отсюда отправился со своей командой на покорение Сибири и знаменитый Ермак: «А приход Ермаков с товарыщи в Сибирскую землю с Еика на Иргизские вершины да вниз по Иргизу, а Иргиз река пришла в Волгу с левыя стороны, а Волгою шёл Ермак вверх», — цитирует одну из летописей историк Руслан Скрынников в своей книге «Сибирская экспедиция Ермака». Вряд ли казаки облюбовали междуречье Яик-Иргиз случайно. Наверняка они знали эту дорогу, которая соединяла средневековую Русь с Азией. В этом убеждён саратовский историк Александр Гераклитов: «Ермак идёт по совершенно определённому пути, по старой торговой дороге, настолько старой, что мы можем проследить её вполне до VIII века нашей эры, значит, на протяжении 7-8 столетий. Это очень любопытно: Ермак идёт не наугад, а по проторенному пути, который, по обстоятельствам для нас неясным, был оставлен и заменён новыми, лучшими…» («История Саратовского края»)
Дорога, которую в народе называли «сиротской», упоминается во многих справочниках первой половины XIX в., в том числе и в «Военно-статистическом обозрении Российской Империи»: «Есть ещё так называемая сиротская дорога, идущая от Волги через р. Большой Иргиз близ р. Сакмыковки по возвышениям Общего Сырта. Старожилы говорят, что во время водворения их тут, лет 10 тому назад, она была в том же самом виде, в котором находится и теперь. Этот путь вёл на Урал и через него в Киргизскую степь. Неизвестно, почему эта дорога названа сиротской. Есть какое-то предание, что по ней, будто бы, вышли бежавшие из киргизского плена две сироты. Потом по указаниям их прошёл караван и стали ходить транспорты с товарами к Уралу и в Киргизскую орду».

doroga

Осваивая Иргизские берега, русские поселяне всюду натыкались на остатки старых городищ, а слобода Мечетная, ставшая впоследствии уездным городом Николаевском, была основана рядом с развалинами большого татарского города с мечетями (отсюда и название). Не могли же степняки построить его в глуши. Наверняка это был очередной «сарай», т.е. перевалочный населённый пункт на большой торговой дороге. И это предположение высказывал краевед Фёдор Чекалин. При внимательном рассмотрении карты XV века, составленной космографом Фра-Мауро, он обнаружил, что её автор «категорически различает два города Сарая: Saray Grando и Saray, из которых второй в своём поминутном объяснении к карте он называет Малым».
«Первый из них, при верховьях Ахтубы, несомненно соответствует развалинам у нынешнего города Царёва; Волга в самой низшей ея части названа у него Cara Sarai, — пишет он в «Трудах Саратовской учёной архивной комиссии» в 1889 году. — К северу от Большого Сарая за небольшой речкой автор нарисовал большой памятник с надписью: “Тут находится 18 могил, сделанных Тамерланом и подобных этому рисунку. Он приказал похоронить только начальников… Тут Тамерлан совершил величайшее избиение татар”. По относительному местоположению памятника и по сравнительно недавно сохранявшимся развалинам можно с некоторою вероятностью заключить, что он находился на р. Иргизе, на месте нынешнего г. Николаевска Самарской губернии, прежнего Мечетного городка».
Новый город, Саратов, построили почти посередине между Самарой и Царицыном, но всего в 150 верстах от Иргиза. А недалеко от устья Иргиза, в районе нынешнего города Балаково, поставили небольшое укрепление, остатки которого сохранились до начала XIX в.
К тому времени о значении этого одного из кратчайших путей в Азию помнили разве что яицкие казаки, самый знаменитый из которых Емельян Пугачёв, и раскольники, основавшие в 60-х гг. XVIII в. вдоль Иргиза немало поселений и пять монастырей. В среде последних даже появилась легенда о стране справедливости и благоденствия Беловодье, которая находилась где-то на востоке. И именно староверы стали первыми русскими, проникшими глубоко в Западный Китай и на Тибет в конце первой половины XIX в., когда началась очередная волна гонений на них. С их потомками общался знаменитый путешественник, художник и философ Николай Рерих во время своей центральноазиатской экспедиции.
Помнил об Иргизской дороге и российский император Павел I. Когда в 1800 году он задумал свой знаменитый индийский поход, то для продвижения 10 тысяч казаков на Индию был выбран именно Иргиз. Вероятно, у императора были карты этого старого пути. В своём письме к атаману Донского войска, генералу от кавалерии Орлову от 12 января 1801 года он писал: «Соберитесь вы и выступите в поход к Оренбургу, откуда любою из трёх дорог или всеми пойдете с артиллериею прямо через Бухарию и Хиву на реку Индус и на заведения английския, по ней лежащия… Здесь прилагаю карты, сколько у меня их есть… Карты мои идут только до Хивы и до Амурской реки, а далее ваше уже дело достать сведения до заведений английских и до народов индийских, им подвластных».
Переправлялись казаки через Волгу недалеко от нынешнего города Вольска (как раз напротив устья Иргиза). Правда, далеко в заволжскую степь им продвинуться не пришлось. В одном из иргизских старообрядческих монастырей казаков настигло известие о смерти императора и приказ возвращаться на Дон.
В последние годы предпринимается немало шагов, чтобы восстановить древнюю торговую магистраль «Великий Шёлковый путь». Помимо культурно-исторического, она имеет и большое экономическое значение. В свете этих событий изучение истории менее известной дороги Великого Шёлкового пути – через Большой Иргиз – оказалось бы как нельзя кстати. Уверен, что учёных здесь ждёт немало интересных открытий.

Юрий Каргин