Мы воспитаны на интернационализме. Мы уважаем все народы и народности и готовы с любым разделить кров и стол. Это у нас в генах. В многонациональном Отечестве иначе быть не может. Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» ласкал слух и взгляд, и мы, как могли, проявляли добрые чувства и классовую солидарность. Местная инициатива при социализме осуждалась. Авторитарная власть не любит самостоятельность. Но раз существовал порядок не высовываться, мы и не высовывались, а следовали указаниям сверху.
О начале дружбы между Саратовом и Братиславой было официально объявлено 18 июля 1959 года. Областные города дружили масштабнее, чем районные, но горизонты, далекие и близкие, не меняли главного – теплоты отношений. Так и побратались Балаково с Трновой, Балашов с Дунайской — Страдой, Аркадак с Левицей, Красноармейск с Тренчиком, Пугачев с Сеницей.
В декабре 1959 года из-за границы прибыла первая делегация словаков. Потом Александра Монахова, бойкая, шумливая трактористка из Старой Порубежки, взахлеб рассказывала о встрече с гостями, которые вручили ей невиданный подарок — набор ножниц и пилок для ухода за ногтями. Может, эта русская женщина с некрасивыми от тяжелой работы руками, только тогда и поняла, что существует другая жизнь, по которой можно идти без телогрейки, кирзовых сапог и нужды.
Иностранцы в Пугачеве появлялись и раньше, и позже. В летной школе еще на ЯКах учились албанцы, в гидромелиоративном техникуме курды осваивали ремесло ирригаторов. До войны строили колхозы чехи, венгры и немцы. Были у нас еще вьетнамцы, которых мы приобщали к социализму. Но, все-таки, дружба со словаками выделялась из этого интернационального ряда.
Все встречи с ними были наполнены чистотой, искренним расположением. Наверное, потому, что мы вместе дрались с фашизмом и понимали друг друга без переводчиков, настолько близки наши языки.
Программы посещений были с частыми и обильными застольями. На этот счет существует много баек и забавных историй.
Делегация из Сеницы должна была посетить Пугачев, Ивантеевку и Перелюб. Все шло своим чередом, пока сопровождать гостей до границы с Перелюбским районом не поручили начальнику ивантеевского управления сельского хозяйства М.А. Устинову. Это был веселый человек, отменный хлебосол. Во время движения к административной границе Устинов несколько раз останавливал машины и в полевых условиях провозглашал тосты «за дружбу», «на посошок», «за уваженье» и еще много за что. Когда подъехали к месту встречи, гости уже неважно ориентировались в пространстве и во времени.
Делегацию встречал первый секретарь Перелюбского райкома партии И.Ф. Кулик с духовым оркестром, пионерами, хлебом — солью и представителями общественности.
Навстречу Кулику нечеткой походкой устремился Устинов, чтобы доложить об обстановке и посоветоваться, как быть. Кулик, приняв празднично одетого Устинова за словака, заключил его в объятья. Грянул оркестр, пионеры отдали салют.
— Я свой, — невнятно отрекомендовался Устинов.
— Конечно, не чужой, — радостно демонстрировал расположение Кулик.
Начальник райсельхозуправления смирился с судьбой и принял все почести, приготовленные для делегации из Сеницы.
С мая 1960 года в Саратове существовало городское, а с ноября 1963 года — областное отделение общества советско-чехословацкой дружбы.
В течение почти полувека мы обменивались с Сеницей делегациями, вели переписку на разных уровнях. Гости из Словакии посещали предприятия Пугачева, села района, культурные и учебные центры. В 1979 году одну из улиц Сеницы назвали Пугачевской, а в Пугачеве была открыта улица Сеницы. Еще раньше в Саратове Вольскую улицу переименовали в Братиславскую, но потом, в 1992 году, вернули ей прежнее название.
В Пугачёве никто ничего переименовывать не стал. Этим мы выгодно отличаемся от других и нам не стыдно обратиться к властям Сеницы и сказать, что улица с названием их города в Пугачеве по-прежнему здравствует. О своем городе — побратиме мы не думаем, не поддерживаем связей, хотя ничто не мешает обратиться к руководству Сеницы и, как встарь, поговорить о делах насущных. Изменилась идеология, но мы – то не изменились. Возможны совместные проекты. В конце – концов, мы друг другу не чужие.
По архивам Г.Н. Аристова