свалка

Это была плановая проверка экологической службы. Надзор за деятельностью сельскохозяйственных предприятий входит в круг моих обязанностей, и за 20 лет работы по охране окружающей среды я повидал разное. Поэтому не думал, что Каменка меня чем – то удивит. Но Каменка удивила.

Индивидуальный предприниматель  Василий Петрович Шиндин не без гордости показывает свою животноводческую ферму. Помещения если не образцовые, то, во всяком случае, одни из лучших в районе. Да и территория ухожена.  Василий Петрович  показывает на кровлю коровников, объясняет, что весь старый шифер сняли и заменили на новое покрытие.

Новое покрытие блестит на солнце и радует глаз. Вообще, Каменка преображается. Вот и новый храм, и его золотой купол над селом, символ вселенской гармонии, по которой человек живет в ладу с самим собой и местом обитания. Но пора возвращаться к мирским делам и продолжать осмотр фермы. Фасадная часть пройдена, а что дальше?

А дальше — одни  разочарования. Захламленная территория тянется практически от построек до  горизонта. Василий Петрович хмурится. Формально к беспорядку он не имеет отношения. Это не его земля – муниципальная. Но и в работе Шиндина есть недостатки. Он не ведет журнала учета. Не вносит платы за негативное воздействие на окружающую среду. Предприниматель вяло реагирует на привлечение к административной ответственности, не протестует: заслужил — значит, заслужил. Вертит в руках предписание:

— Проверка закончена?

— С тобой закончена, но давай проедем за ферму

— Давай, — вздыхает Василий Петрович.

Картина мерзкая. Направо – налево мусорное раздолье: твердые бытовые отходы, навоз, строительный мусор, свал свежесрубленных деревьев, битое стекло, тряпье. Свалка несанкционированная, стихийная, размашистая: что хочу – то ворочу.

— Дальше ехать не стоит, — говорит Шиндин, — резину на колесах изрежешь в лохмотья.

И то правда. Проселочная дорога  тоже завалена хламом. Мы возвращаемся, прощаемся сухо, и каждый — по своим делам.

Думаю: что происходит с людьми? Более ста лет назад в Николаевский уезд приехали дворяне – чета Лишиных. Обосновались  в Смородинке Перелюбской волости. Приехали с одной целью – облагородить дикую степь и показать выгоду рационального хозяйства. В Смородинке до недавнего времени еще цвела сирень, посаженная женой Лишина, урожденной баронессой Велио, бывшей фрейлиной императрицы Александры Федоровны. А тут наши, крестьянского корня каменские жители, которые  в детстве бегали босиком по теплой земле и которые, став взрослыми, исковеркали эту землю, осрамили ее, превратили в мусорный полигон. Как все понимать?

Через два дня еду все на ту же каменскую свалку, но теперь в сопровождении  главы администрации Заволжского муниципального образования А.В. Андреева. Это его территория, и он должен знать, что на ней творится. Печально, но А.В. Андреев здесь, кажется, в первый раз. Значительная часть отходов размещена вдоль балки. Суходол тянется к Большому Иргизу.  Вообще все плохо. Захламленный участок – это водосборная площадь реки. Поэтому интенсивный летний  дождь или весенний паводок уносит нечистоты в реку. Так что самовольный каменский полигон загрязняет не только землю, но и воду Иргиза.

Площадь стихийной свалки, по предварительным оценкам, составляет  пять гектаров. На свалке  — 3,5 тысячи кубометров хлама. Наряду с навозом много битого шифера. Как тут не вспомнить шиндинскую ферму с ее новой кровлей?

В свое время недалеко от села была санкционированная свалка. Кому – то она не понравилась, и бульдозером весь хлам был сдвинут в балку. То ли торжество глупости, то ли полное отсутствие ответственности.  Впрочем, прокуратура разберется. Ясно одно. Грубо нарушено природоохранное законодательство. Материалы по делу переданы для мер прокурорского реагирования.

А. Новокщенов, государственный инспектор по охране природы Саратовской области