мельница

Давным-давно, до революции, жили в селе Малое Перекопное три брата Башариных. Один был пчеловодом, второй — бухгалтером, а третий — мельником. Построили они на левом берегу реки Б. Иргиз мельницу, которая сначала молола зерно на фураж. В то время в России было много страховых компаний, и в одной из них Башарины застраховали мельницу на огромную сумму. Затем мельница сгорела (то ли по случайности, то ли, как говорили злые языки, братья ее сами подожгли), и Башариным выплатили большую страховку. На эти деньги они построили новую четырехэтажную мельницу, которая молола два вида муки: первого сорта и несортовую, а также дробила зерно на фураж. Имелась у них и крупорушка. Как рассказывали старожилы, цены этой мельнице не было: мука, которую на ней делали, по качеству с сегодняшней мукой высшего сорта не сравнится. Кроме этой мельницы, братья Башарины построили еще одну, в соседнем селе Березове. И там же они возвели для себя двухэтажный дом из 12 комнат, в котором и проживали втроем, т.к. были неженаты.

В то время (примерно в 1906 г.) в селе было семь ветряных мельниц: у Сурковых — три, у Трифона — одна, у Ирисова — одна, у Синчукова и Дорофеева по одной, но они мололи зерно только на фураж. Естественно, башаринская мельница была встречена малоперекопновцами с восторгом. Башарины делали скидку для «своих» односельчан, а беднякам зерно мололи и вовсе почти бесплатно.

После того как Башарины переехали в Березово, всеми делами на мельнице стал управлять Иван Лисин, а затем его сын Степан, который проработал на ней до 1958 года. После него директором мельницы был В.В. Комаров, со слов которого и была записана история братьев Башариных.

В годы сталинских репрессий мельника Башарина арестовали и увезли в Самару. Но жители села собрали подписи под прошением об освобождении Башарина и послали с этой бумагой С. Лисина. Дело в том, что еще одной мечтой мельника была постройка вечной плотины на Б. Иргизе, которую бы никогда не размывало водой. Во время весеннего половодья плотину каждый год размывало, и ее приходилось ежегодно восстанавливать.

Лисин поехал к Башарину в тюрьму, добился с ним свидания, переночевал в Самаре и вернулся домой ни с чем. Но вскоре после поездки он купил дом в Горном, дом в Пугачеве и Березове. С. Лисин — последний из малоперекопновцев, кто видел Башарина живым. С тех пор никто ничего о нем не слышал. Что стало с его братьями, тоже ничего неизвестно. А мельницу выкупил колхоз имени XVI съезда КПСС, и примерно в 1983 г. она была разобрана на стройматериалы.

На этом можно было бы и закончить повествование о семье Башариных, но весточка о них всплыла самым неожиданным образом. Жил в селе Сулак священник Порфирий Иванов, уважаемый в селе человек. Его арестовали примерно в то же время, что и Башарина, но не увезли из села, а посадили в сарай под замок. Сельчане написали его сыну, доктору медицинских наук Владимиру, который жил в Самаре. Тот приехал, встретился с арестованным отцом и тронулся умом. Он поселился на берегу Иргиза в шалаше, всегда ходил с котомкой за плечами, в которой, кроме книг, была табличка с двери его рабочего кабинета «Иванов Владимир Порфирьевич, доктор медицинских наук». Питался он простой пищей, умывался только речной водой. В народе его называли дурачком. Но разум его не всегда был затуманен. В моменты прояснения люди ходили к нему лечиться.

Владимир Порфирьевич регулярно посещал малоперекопновскую мельницу и «проверял документацию»: красным карандашом ставил на накладных какие-то каракули. То же самое происходило и на мельнице в Березове. В мельуправлении сначала ругались, а потом перестали обращать на это внимание. Но однажды директор мельницы В. Комаров не выдержал и спросил: «Ну, что вы здесь ходите? Какое отношение вы имеете к мельнице?» — «Самое прямое», — ответил он и достал из котомки лист, который оказался завещанием братьев Башариных. Не имея своих детей, они завещали обе свои мельницы сыну священника Иванова, с которым были очень дружны.

Ю. Каргин, «Балаковская народная энциклопедия»