Суров

Пантелей Алексеевич Суров пришел руководить пугачевской рабоче-крестьянской милицией в 1920 году, сразу после чапаевских походов, не долежав в госпитале и с тяжелым сердцем, потому что только похоронил сына, умершего от тифа. Вокруг города свирепствовали банды, были шайки поменьше из дезертиров или просто ворье, избалованное безнаказанностью и жирующее на чужой беде. В общем, Пантелей Алексеевич, кавалер двух орденов Красного Знамени, 29 лет от роду, принял отдел и стал наводить в уезде революционный порядок.

Возле нынешнего здания милиции установлен обелиск в память милиционеров, погибших при выполнении профессионального долга. Кто-то удивляется. В горячих точках пугачевские стражи порядка были, но никто, слава богу, не пал, поэтому обелиск, вроде, не к месту. Но современники забывают о начале пути, о милиционерах, которые дрались с организованными бандами в открытых боях и гибли под пулями, очищая Пугачев и села от преступников всех мастей. В архивах, определенно, сохранились имена героев.

Первая крупная операция под руководством начальника милиции состоялась 13 сентября 1920 года в Липовке. Там скрывались 10 дезертиров, бесчинствовали. Пантелей Суров, вчерашний красный командир, провел оперативную разработку, выманил бандитов из схрона и всех повязал. Уже тогда о Сурове, его храбрости и удачах в Пугачевском уезде ходили легенды.

Пантелей Алексеевич родился в селе Гусиха нынешнего Ивантеевского района. Дом стоял на краю села, небогатый, но красивый и крепкий, поскольку хозяин, Алексей Суров, был отменным плотником. Его приглашали на подрядные работы не только односельчане, но крестьяне из соседних сел — Журавлихи и Ивановки. Когда Пантелей подрос, то стал мастерством вровень с отцом, отличался статью и сводил с ума всех деревенских девок.

Женился он по любви. На свадьбе гуляло все село. К Суровым относились с уважением, шли без приглашения со скромными подарками, со своей выпивкой и закуской, только бы посидеть за сбитым вдоль улицы столом, выказать молодым свое расположение.

Начиналось неспокойное время. Уже шла первая мировая война, и выпала Пантелею Алексеевичу фронтовая дорога. Привела она его не в пехоту, как любого деревенского мужика, а в кавалерию. Рубился Суров с румынскими гайдамаками, венгерскими уланами, германскими драгунами, был ранен, получил два георгиевских креста и звание вахмистра. Это младший командир в кавалерии. В современной российской армии соответствует званию старшего сержанта.

Поздней осенью 1917 года Суров прибыл в родную Гусиху, но там не задержался, оказался в Николаевске, в гуще революционных событий. Поддержал большевиков, вступил в партию большевиков. Проявил завидные организаторские таланты. В Старой Порубежке создал красногвардейский конный отряд из 200 сабель, привел его к В.И. Чапаеву. К осени 1918 года Пантелей Алексеевич уже командовал 1-м Николаевским Советским кавалерийским полком, который в обиходе назвали Суровским.

Пантелей Алексеевич берег личный состав, продумывал ход сражений. Его риск был разумен даже тогда, когда он атаковал превосходящие силы противника, как, например, в знаменитой операции под Левинкой в начале сентября 1918 года. Там красный кавалерийский полк разгромил соединение из шести тысяч сабель при 33 орудиях.

На уфимском направлении под командованием Сурова находились все кавалерийские части 25-й дивизии. Особо они отличились в походе на Уральск, за что сам Фрунзе в июне 1919 года наградил Пантелея Алексеевича орденом Красного Знамени. Потом Суров недолго командовал киргизской конной бригадой, был ранен. Вскоре получил известие о болезни сына и отбыл в Пугачев, в отпуск.

На этом фронтовая дорога кавалериста закончилась. В армейский строй он больше не вернулся. В Пугачеве в 20 -м году было тревожно. Сурова назначили начальником уездной милиции.

Пантелей Алексеевич с этого момента не расставался с семьей. Он перевез из Гусихи в Пугачев жену и дочь. Он не знал, что судьба приготовила ему еще один тяжкий удар. Через десять лет после смерти сына вспышка холеры унесет жизнь дочери.

Суров успешно вел дело на посту начальника пугачевской милиции. Естественно, из Самарского управления на это обратили внимание и перевели Пантелея Алексеевича на усиление в Александров- Гай. Когда Суров навел там порядок, его перевели в Самару, в губернское управление милиции. Вот строки из характеристики того времени: «За время нахождения на службе в рабоче — крестьянской милиции относился к своим обязанностям аккуратно и с полным знанием милицейского дела».

Две войны, ранения, смерть детей подорвали здоровье Пантелея Алексеевича Сурова. В 1929 году ему была назначена пожизненная персональная пенсия.

Бывшего кавалериста тянуло в Пугачев. Он приехал, дома сидеть не стал, заведовал орготделом в селькредитсоюзе, но опять, несмотря на проблемы со здоровьем, был востребован Армией, призван на военную переподготовку. Занимал ответственные должности. Умер в Уральске в 1932 году, предан земле в Пугачеве, в братской могиле в сквере Плясункова.

Жена Пантелея Алексеевича жила в Пугачеве на Топорковской улице против здания нынешнего интерната. Она умерла в 1959 году.

В Гусихе не сохранился и дом, в котором родился и вырос легендарный командир, романтик революции, человек, который до конца своих дней верил в торжество справедливости и лучшую человеческую долю.

Т. Трапезникова, директор Дома – музея В.И. Чапаева