Тема повышения пенсионного возраста отошла на второй план, но становится все более актуальной.

Известный публицист и политолог Анатолий Вассерман призвал власти не только отменить принятую в 2018 году пенсионную реформу, но и отказаться от теорий, на которых она была основана. По словам интеллектуала, они ошибочны, что демонстрирует опыт стран, которые провели аналогичные реформы ранее.

6543

Напомним, что в 2018 году пенсионный возраст подняли для женщин до 60 лет, и до 65 для мужчин. Раньше было 55/60.

Доктор экономических наук, профессор, Институт экономики РАН Олег Сухарев:

— Еще когда идея пенсионной реформы только начала обсуждаться, Анатолий Вассерман, и множество других авторитетных экспертов, а также ваш покорный слуга резко высказывались против нее. Но всех нас, фактически, отстранили от дискуссии в СМИ и на федеральных каналах. Даже Сергей Кургинян, очень известный и наверняка имеющий связи на телевидении, не смог до них достучаться, и вынужден был выкладывать ролики со своей позицией на YouTube.

Причина нашей критики заключалась в дискриминационном характере реформы, которая подложила социальную справедливость под решение сиюминутных бюджетных задач. На мой взгляд, она прикрыла провалы в Пенсионном фонде, целые слои населения лишились выплат. Логика была в том, чтобы эту экономию пустить на увеличение пенсий на тысячу рублей в среднем, что и было анонсировано властью.

Но это логика провальная и ничем не обоснованная. Мы увеличиваем пенсии не с работающей экономики, наращивания активов и увеличения реального совокупного дохода страны, а путем манипуляций — отрезания ряда слоев от выплат. Да и увеличиваем немного. Ведь тысяча рублей — это, если пересчитать на продукты, примерно три килограмма хорошего творога или мяса в месяц. Иными словами около 90 грамм в день. Это так, для сравнения.

Еще несколько лет назад я публиковал приблизительные расчеты, которые показывали, что у правительства были и есть все возможности кардинально изменить свою социально-экономическую политику, отойдя от неолиберальных теорий. Эти теории можно сгруппировать под одним принципом: «Кто выживет, тот выживет, а самым несчастным мы поможем» (адресно!). Но это не подход для богатейшей страны с такими территориями, ресурсами и богатствами, как у нас.

Для того, чтобы избежать повышения пенсионного возраста даже при худшем раскладе, при котором у нас на одного работающего будет приходиться два пенсионера (а мы еще и близко не дошли до этого уровня), если я не ошибаюсь, понадобилось бы 11 триллионов рублей в год. Даже расчёт примерный того периода показывал интеллектуальное банкротство всей этой идеи (подробнее можно посмотреть на Русской народной линии «Пенсионная авантюра» и иные интервью по пенсионной реформе).

Конечно, недостойно России было проводить такую манипуляцию в виде пенсионной реформы, отстранив от общественной дискуссии тех, кто активно и резко был против нее. Власти ведь объявили народу, что все аргументы взвесили и учли, хотя, на мой взгляд, ничего подобного сделано не было.

Противникам реформы просто заткнули рты на всех каналах, зато оттуда не вылезали чиновники и эксперты, обещавшие реальный прирост пенсий и всеобщее благолепие пенсионеров, правда, не уточняя, за чей счёт.

Пенсионная реформа только увеличила тяготы для населения, а не ослабила их.

По 2020 году зафиксировано падение реальных располагаемых доходов населения. Не может страна решать пенсионные проблемы, имея хронические проблемы с реальными доходами, зарплатами и вопиющим неравенством на протяжении десяти лет и даже более. Не менее колоссальное неравенство мы имеем и по пенсиям, когда депутаты областных дум назначают себе выплаты в 30−40 тысяч рублей (иногда выше), а профессора этого же региона получают 18−20 тысяч, доценты 16−17 тысяч. Не говорю уже о Госдуме и чиновниках федерального уровня.

При таком неравенстве и «буржуазном бесправии», у нас по определению не может быть социального государства, которое прописано в Конституции.

Пенсионная реформа — крайне серьезная проблема. То, что она в свое время снизила рейтинг и президента, и «Единой России», и власти в целом — это факт состоявшийся. Другой вопрос, как народ реагирует. Одно дело, когда это делают люди, которые с самого начала выступали против пенсионной реформы. Они имеют право говорить о ней жестко. Но есть и другие политические силы, которые критиковали ее мягко-дипломатически. Хотя есть вещи, которые дипломатически критиковать нельзя. Нужно было сразу задавать вопросы, «профукали» ли Пенсионный фонд? В связи с чем реформа? Кто это сделал?

Если имеются проблемы с ПФР, то кто ответит за них? Если провалена социально-экономическая политика, включая демографическую — опять же где вопросы об ответственности и обоснованности реформы пенсий именно в таком ракурсе? Такие же вопросы нужно было задать и о реформах РАН, образования, здравоохранения и так далее. И вопросы эти нужно было задавать не только министрам, но и гаранту Конституции, который отвечает за кадровую политику и держит всех этих «ребят» на своих местах, лишь иногда их переставляя местами.

Поэтому важно не то, будет ли на выборах пониматься этот вопрос (хотя это важно в общем смысле), а чем завершится это «поднятие». Реформу надо отменять, а пенсионную систему выстраивать на иных принципах, как и экономическую политику.

svpressa.ru