В Пугачевском районе 22 марта был создан общественный совет по экологии при Общественной палате, в который вошли жители города, хорошо знающие его экологические проблемы.

На первом заседании Совета был рассмотрен вопрос загрязнения о. Калач стоками производственно-хозяйственной деятельности Социально-оздоровительного центра «Пугачевский».

Этот вопрос рассматривался раньше на заседании Общественной палаты по моей статье «Река тревоги нашей» в газете «Пугачевское время». Меня на заседание не пригласили. Какие документы представила общественникам директор центра Е. Тарасова, я узнал позже.

56
Е. Тарасова

Из этих документов следует, что центр «Пугачевский» заключил договор на исследование проб воды и почвы с Федеральным бюджетным учреждением здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Саратовской области». Были произведены лабораторные исследования воды и почвы с 2014 года по октябрь 2017-го 33 раза. Все пробы соответствовали санитарным нормам. В своих экспертных заключениях Центр гигиены почему-то не указывал, что обследуемый объект не имеет канализационных очистных сооружений, что канализационные стоки не вывозятся, куда они сбрасываются, их тоже не интересовало.

Видимо, узнав, что качеством воды в «Пугачевском» заинтересовались общественники, в экспертном заключении №1015 от 17.11.2017года вдруг отметили, что проба воды в Иргизе, напротив оврага, соединяющего разрушенные канализационные сооружения с рекой, не соответствуют нормативам.

Почему вода в Иргизе в этом же месте с 2014 года по октябрь 2017 года по показаниям Центра гигиены соответствовала санитарным нормам, а в ноябре 2017года не соответствовала?  Сброса канализационных стоков в ноябре 2017-го в этом месте Иргиза СОЦП не производил. Не говорит ли это о том, что с 2014 года по октябрь 2017 проверяющие Центра гигиены указывали не правильные показания по воде? По определению, не может вода в этом месте Иргиза соответствовать санитарным нормам, когда десятилетиями здесь сливались канализационные стоки.

На заключение Центра, что вода в Иргизе в районе СОЦП не соответствует санитарным нормам, быстро отреагировал замначальника местного отделения Роспотребнадзора Р. Билюков, который в 17.11.17 выявил грубые нарушения в СОЦП: СОЦП работает без очистных сооружений, учет водопотребления и водоотведения не ведется, проект предельно допустимых концентраций (ПДК) химических веществ в воде отсутствует, производственного контроля за соблюдением требований санитарных норм и правил-не производится.

В предписании Билюков отметил, чтобы  СОЦП не допускал сброса в Иргиз сточных вод своей производственно-хозяйственной деятельности.

По предъявленным нарушениям напрашиваются вопросы. Об этих нарушениях Пугачевское отделение Роспотребнадзора что не знала раньше и выполнятся ли они? Канализационные стоки не вывозятся, куда они сливаются? Сброс канализационных стоков в Иргиз не допускать, а в о. Калач, чполучается можно?
В общем, проверки СОЦП Центром и отделением Роспотребнадзора похожи на отписки, на осуществление присутствия и видимости работы.

Директор Е. Тарасова с выявленными нарушениями не согласилась и сообщила, что канализационные стоки она собирается сливать в открытые разрушенные очистные сооружения, затем их вывозить.

В январе 2018 года СОЦП заключил контракт на прием сточных вод (водоотведение) с ГУП СО «Облводоресурс  «Пугачевский» в объеме 2862 куб. м на 2018 год на сумму 86тыс. рублей. В 2009 году государственный инспектор комитета охраны окружающей среды А. Новокщёнов заявил, что СОЦП сбрасывал в Иргиз ежегодно 7500 кубометров сточных вод (затем их сброс был направлен в Калач).  Выходит, что СОЦП собирается вывозить 1/3 объема стоков, а 2/3 (4636 куб. м) продолжит сливать в Калач.

За вывоз 2862 кубометров  стоков СОЦП должен будет выплачивать ежегодно 601 тыс. рублей (515тыс. руб. за вывоз стоков, плюс 86 тыс. за прием этих стоков). Выплата такой суммы ежегодно проблематична.

Выполнить эту затею невозможно еще по одной причине, разрушенные очистные сооружения находятся в десятке метров от спальных корпусов отдыхающих. Не будут же отдыхающие проводить свое время в противогазах.
Такая же задумка была у А. Новокщёнова еще в 2009 году. Но канализационные стоки стали сливать не в Иргиз, а в Калач. Это продолжается  и сейчас.

Вот такая связь загрязнения Иргиза и о. Калач канализационными стоками СОЦП, что губит здоровье людей и окружающую природу.

Выход для СОЦП один, строить очистные сооружения. Пожелание директору Е. Тарасовой направить свою буйную энергию не на опровержение существующих фактов, а на «выбивание» финансов для восстановления очистных сооружений.

Такая же «картина маслом» вырисовывается с городскими канализационными и водоочистными сооружениями, по причине неисправности которых, жителям подают для потребления техническую воду (коктейль тяжелых металлов и солей) по тарифам как за хорошую воду. Жителям предлагают пить бутилированную воду. Чтобы было, на что ее покупать, необходимо снизить тариф на техническую воду.

Озвучиваю я эти экологические проблемы вновь и вновь, чтобы не дать возможность руководству района замалчивать, забалтывать их. Сокрытие фактов, главная причина, приведшая к экологической катастрофе в вопросе питьевой воды. Жители района имеют право знать правду о среде, в которой они живут, чтобы защищать свои права на качественную жизнь, свою, детей и внуков.

Извечно русский вопрос, что делать? Я предлагал руководству района в весенний паводок 2018 года вскрыть пугачевскую плотину, чтобы водным потоком промыть русло Иргиза от донного ила, где образуются тяжелые металлы. Раньше плотину отсыпали из глины или доломита, их река смывала и самоочищалась. Чиновники по разным причинам отказываются это делать. Реконструкция всех наших очистных сооружений требует больших финансовых вложений и длительного срока исполнения, что без помощи области и Москвы невыполнимо.

Объявление чрезвычайного положения в виду сложившейся экологической катастрофы в вопросе питьевой воды, ускорит решение этих проблем. Решение вопроса качества питьевой воды в районе уже перезрел, в связи с чем, чиновникам от власти и депутатам района надо найти мужества и объявить чрезвычайное положение по этому вопросу.

В. Куприянов, член общественного совета по экологии