Ежегодно во вторые выходные июня отмечается неофициальный праздник – День мебельщика.  Делать мебель – это искусство.  Попробовав раз, вы либо бросите, либо влюбитесь. Александр Корнеевич Рой  влюбился. И эта любовь переросла в дело всей жизни.  Правда, любовь  пришла  потом,  в детстве ничто её не предвещало, пришлось  оно на военные годы.

Семья жила в казачьей станице Павловской Краснодарского края. Отца забрали на армейские сборы ещё в марте 1941 года, попал он в отдельный сапёрный батальон, затем    оказался в диверсионно – разведывательной группе  известного  208  партизанского  отряда им. Сталина.  Письма его до сих пор хранятся  в семейном архиве.   Последнее пришло  14 июня 1944 г., а через месяц  он погиб. Дома осталась жена Серафима, мать,  две дочери  и  сын Александр. Осенью 1942 года в станицу вошли эсэсовцы-румыны, после них немцы,  они жили и в их доме, занимая самую большую комнату. Александр помнит, как бабушка намазала чем-то мать, сказала, что та болеет тифом,  –  больше к  этой комнате немцы  не подходили.  Отчаянный  4-летний мальчишка, видя на столах оккупантов много хорошей еды,  иногда пытался что-то стянуть,  раз слизал масло из красивой красной коробочки,  был пойман и, конечно, бит.

В феврале 1943 года станицу освободили, в детской памяти осталась не только радость, но и  потрясение от  вида повешенных  полицаев, которых было  в станицах немало. Понимание социальной справедливости придёт потом, а тогда было просто страшно.

6534

А потом был тяжёлый труд по восстановлению хозяйства. Несмотря на плодородные  земли, в станице было голодно: госзадания были неподъёмные, молоко, яйца, мясо с каждого двора  сдавались государству, не хватало – покупали и сдавали, сами сидели на овощах, были моменты – есть было совсем нечего. Лет в 9-10 уже работал в колхозе «Большевик» – сталкивал траву берёзку, забивавшую плуг, который тянул СТЗ. Из 30 одноклассников  отцы были только у троих, вся работа была на женщинах и на детях. В 15 лет он был штурвальным, в 16 – помощником комбайнера. Александр помнит, как они с молодым комбайнером однажды две недели днём и ночью  убирали хлеб почти  без отдыха, а потом пошёл дождь –  сутки отсыпались. Тогда они стали победителями соцсоревнования, им вручили подарки и Красное знамя. После 10 класса работал учётчиком в колхозе, а осенью 1957 г. его призвали в Армию.

Служил в Туркмении в войсках ПВО старшим оператором станции. Впечатления – жара, ветра, песок и бесконечные провокации с авиабазы США, которая была прямо за горой,  в Иране. Дежурили по суткам, постоянно в напряжении. После демобилизации вернулся в ст. Павловскую, пошёл столяром в «Райколхозстрой». Дед был мастером на все руки, передал навыки и внуку. Работать с деревом ему нравилось. Александр  ощущал запах свежеспиленного дерева, чувствовал его тепло и шероховатую структуру и  представлял, как грубые доски превращаются в нечто важное для людей и красивое. В Майкопе начали строить техникум деревообрабатывающей промышленности, он воспользовался правом внеконкурсного поступления  уволенного в запас солдата и поступил. Учился с  удовольствием, был старостой группы, участвовал в художественной самодеятельности. На втором курсе женился. С избранницей  познакомился в своей станице на танцах под духовой оркестр: увидел темноволосую кудрявую красавицу и потерял покой. Любаша  работала на сыродельном заводе, ухажёров у неё было достаточно, но студент был настойчив и оказался вне конкуренции. Прожили они душа в душу 55 лет. Техникум Александр окончил с отличием, у него был выбор места назначения  В энциклопедии вдруг вычитал, что в г. Пугачёве есть молочно-консервный комбинат ( место работы для  жены)   и деревообрабатывающий завод, и попросился туда.

Завод  удивил: там ещё делали деревянные колёса на телеги, веялки, станки для изготовления мебели  были  самые примитивные, сушилки – 9 корпусов. Лес сплавляли по реке, с Волги везли на лесовозах. Тысячи кубов леса тянулись на весь квартал. Лесорама была ещё ястребовская, фирмы братьев Бромблей.  Самодельная клееварка привела однажды к несчастному случаю. Делали крепкую деревянную мебель из щитов, потом пошли ДСП. Александр Корнеевич начал с мастера, поступил заочно в Воронежский лесотехнический институт,  стал инженером-технологом, а в 1967 г. – главным инженером. Переломным для предприятия стал 1973 год. Тогда в работу ввели новые цехи и новое технологическое оборудование. Деревообрабатывающий завод переименовали в мебельную фабрику.

В 1980-е годы  стали  выпускать мягкую мебель, пружинные блоки. Площадей не хватало – пристроили новый склад, затеяли строительство нового цеха, как говорила директор А.А. Блохина, «по-семейному», т.е. своими силами. Потом фабрику объединили с саратовским мебельным комбинатом. Когда для Саратова закупили немецкую  линию  вторичной обработки, площади для неё оказались только в Пугачёве, здесь её  и смонтировали, а пугачёвцы быстро освоили. Это было золотое время фабрики.  На предприятии трудилось более 600 человек. Щиты производили на заказ во многие города, встречали экскурсии, комиссии, делегации из Чехии. Но в плановой системе хозяйствования были и сбои – недопоставки, принцип «ты мне –  я тебе», это   приводило к припискам, недостачам. Как следствие – увольнение директора, приход  В.И. Воронкова  дела не поправил. Александр Корнеевич на три года уходит на партработу, потом в СОШ № 2 учителем труда. Понимает, что это не его, возвращается на фабрику главным технологом, но шли уже 90-е, разорение недавно богатого предприятия закончилось банкротством. И пошли  – ТОО, ЗАО, ООО. Со слезами на глазах он наблюдал, как гибнет дело его жизни, но что может сделать пенсионер?..

В 2005 году он  уволился и занялся своим домом, огородиком. Руки у него золотые, соседи приходят – пилу наточить, оборудование наладить. Никому не отказывает. Дочь уехала в Воронежскую область, там и внучка Татьяна с правнучкой, но рядом старшая  внучка Юля с семьёй. Когда в 2016 году жена оставила его после тяжёлой болезни, он не находил себе места и вылил эмоции в рифмы.  С тех пор стал писать стихи. Темы близки его  сердцу – родной край, память о детстве,  об отце, Бессмертный полк. Дом оживает, когда в гостях  внучки и правнуки (а их у него трое). Пугачёвские приходят  каждый день, потому что человек не должен быть один, тем более их дед с его ностальгией по родственным отношениям в дружном коллективе мебельной фабрики советских времён.

Л. Шепелева