– Люди – хозяева своей судьбы, сказал Уильм Шекспир. Возможно, великий драматург был прав, а возможно, и нет. Все – таки чужое время, страсти хоть и сильные, но исключительно дворцовые. А у нас еще советские землянки в ходу. Эпоха аварийного жилья. Только в Пугачеве его  9 тыс. квадратных метров. Из этого незавидного обилия 37 квадратных метров принадлежат  Разии Абдулхаковне Салюковой.

Всю свою жизнь Салюкова прожила в Пугачеве.   Социальных высот не достигла, состояла более 40 лет при гардеробе в пугачевском Доме культуры. В общем, техническая работа, неквалифицированная, незаметная. Может, ничем бы и   не выделялась в коллективе, если бы не ее добрейшая душа и  исполнительность. А о личной жизни кто будет спрашивать? Не принято.

Муж умер рано, в 1980 году, а у нее на руках пять детей: четыре девочки и мальчик. Болел он и в младенчестве, и когда вырос и повзрослел. Семья ютилась в землянке по ул.Татарской, 53. Жили не на зависть, на зарплату, а в культуре зарплата всегда – кот наплакал.

Девчонки подросли, вышли замуж, разъехались. В землянке остались Разия Абдулхаковна с сыном. Ухаживала за ним, лелеяла, заботилась. Он умер не так давно. Заточила болезнь.

В 2007 году, в декабре,  у землянки от старости обвалилась кровля. Сами понимаете, жить в таком жизненном пространстве нельзя. Кое – как подлатали потолок, чтоб не сыпалась труха раннего социализма, как могли, с изъянами и прогалинами, восстановили кровлю.

Разия Абдулхаковна хоть и являлась малообразованным человеком, но опыт и здравый смысл никуда не денешь. Пошла она с челобитными к местным чинам. Раз в стране есть законы по защите жилищных прав, значит, есть люди, которые эти законы исполняют.

Люди, исполняющие законы, пришли в строение по ул. Татарская, 53 и осмотрели кровлю и стены. Взгляды заскользили по перекошенным окнам, разводам от протечек, по облупившимся, частично прогнившим полам, неисправной электропроводке, печке  с топкой дровами и  углем. У строения не было фундамента, отсутствовал водопровод и водоотвод. Все «удобства» во дворе.

– Жить можно, – сказал начальник комиссии, и остальные закивали головами и вразнобой повторили как приговор:

– Жить можно.

Таким образом, землянка, построенная в 1960 году, не попала  в список ветхого или аварийного жилья. По мнению чинов, подходящая   «избушка» для спокойной старости.

Последовала переписка между разными инстанциями и Салюковой. Разные инстанции грозно поинтересовались у самоуправления:

– Что у вас происходит?

Самоуправление задумалось. Ясность мысли пришла через год. Комиссия снова объявилась в землянке на Татарской улице.

– Разве можно здесь жить? – спросил себя главный чин и ответил: – Нельзя!

– Конечно нельзя, – подтвердили чины помельче.

25 сентября 2008 года родился документ, согласно которому дом без фундамента по ул. Татарской, 53 был признан аварийным и, следовательно, непригодным для проживания.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Снова Разия Абдулхаковна пошла по кабинетам, писала письма, а толку что? Так и прошли еще три года в безуспешных поисках справедливости. Может, ее просто нет в Пугачеве? Была и сгинула.

Осенью прошлого года ветеран труда в очередной раз обратилась за предоставлением ей жилья к главе районной администрации Анатолию Дмитриевичу Бондарю. Тот отписал письмо в городскую администрацию.

Первый заместитель главы городской администрации Владимир Александрович Минин улыбчиво встретил Салюкову, обворожил теплыми речами и предложил ей доживать жизнь на краю города в бывшей казарме, перестроенной под квартиры. Старушке Владимир Александрович предложил комнату во возрасту –  на четвертом этаже. Мол, чем богаты.  Комната отличалась от землянки, но требовала капитального ремонта. Не было отопления, плесень оседлала стены. Дикий, нежилой вид. Тут без значительных затрат не обойтись. А у Салюковой  ни денег, ни сил, ни возможностей. Она опустила глаза и безропотно отправилась в свою землянку. Пожилая женщина отказывалась от предложенного жилья второй раз. Комната в районе нефтебазы была не лучше ее кособокой хибары.

Между тем Владимир Александрович Минин издал трудно читаемый документ.  «В соответствии с.п.10 ст. 32 жилищного кодекса РФ, признание дома аварийным и подлежащим сносу является основанием предъявления органам, принявшим решение о признании такого дома аварийным и подлежащим сносу, к собственникам помещений в указанном доме требования о его сносе в разумный срок».  Короче, своим неразумным текстом документ ориентирован на такую же неразумную идею.  Прежде чем просить жилье, ветеран труда должна снести свою землянку.

Что ни говори, а  у Владимира Александровича светлая голова. Нашел все – таки параграф, согласно которому ничего не нужно делать. Салюкова под неизвестностью подписываться не будет. Так и живет в своем «доме» без фундамента и все на что – то  надеется, надеется…

 А. Турабов, депутат пугачевского горсовета