За минувшие десятилетия в России проведена не одна реформа. Однако ни одна из них не привела к улучшению ситуации в области, которую пытались изменить к лучшему…

5432
© VICTOR LISITSYN, ВИКТОР ЛИСИЦЫН/GLOBALLOOKPRESS

Самый вопиющий провал – это так называемая пенсионная реформа, когда поставили на дыбы всю страну. Но есть две сферы, которые по своей значимости и последствиям имеют длительный горизонт действия, – это образование и здравоохранение. Сегодня остановимся на первом социально важном направлении, которое на себе испытало все прелести чудаковатых реформаторов. Одну из лучших в мире отечественную образовательную систему решили разрушить, а на развалах скомпилировать так называемую западную модель. Ввели ОГЭ, ЕГЭ, иные атрибуты забугорной жизни. Итог печальный – образование стало дорогой услугой, которая даёт не знания, а натаскивает на разнообразные тесты. Однако на этом реформа не закончилась. Бюрократия загнала учителей в многочисленные отчёты и цифровые причуды.  

“Учителя получают бесчисленные задания собрать информацию, представить отчёты, вместо того чтобы учить. При этом порой задания, летящие сверху, похожи на абсурд, но за них грозит увольнение, – прямо сказала уполномоченный по правам ребёнка в Ульяновской области Екатерина Сморода. – Например, сделать три телефонных звонка с использованием новой цифровой платформы, и неважно, кому эти звонки будут сделаны. При этом педагоги, а именно так и происходит приучивание (!) к данной цифровой системе, садятся на оперативных совещаниях и делают звонки друг другу. Или, например, заставляют родителей вести странички в социальных сетях наших детей и жёстко отслеживают, как обновляется лента, как ведётся цифровой профиль ребёнка. Якобы педагоги должны знать, чем занимаются дети во внеурочное время, как живёт вся семья. Но и хотелось бы отметить, что и наши враги, которые тоже очень тщательно отслеживают все аккаунты и социальные профили в социальных сетях, в том числе и детей, тоже теперь знают, что любят, как живут, чем занимаются, с кем общаются будущие защитники Отечества. Достаточно сделать фотографию дня классного руководителя, учителя, для того чтобы понять весь объём и нагрузку, которую они испытывают сейчас. Это всё нужно упорядочивать и принимать решительные меры, а самое главное – оценить по достоинству и справедливости этот огромный ежедневный труд”.

Вот так – цифровизация, многочисленные отчеты и так далее. Хотели как лучше, а получилось как всегда. Бюрократизация образования сильно удивила даже президента России Владимира Путина:

“Екатерина Вячеславовна, спасибо большое. Даже не знаю, на что реагировать, потому что всё, что вы сказали, всё очень важно. Очень чувствительная и важная сфера деятельности общества и государства – это школа. Преподавание, учебники, оплата труда, престиж профессии педагога. А классное руководство и его регламентация – я пометил для себя, обязательно посмотрим внимательно, министерству дам соответствующее поручение, и администрация президента посмотрит. Для меня несколько неожиданно, что вы сказали по поводу отчётности. Всё, что связано с информатизацией работы педагога, было направлено на то, чтобы разгрузить учителя, дебюрократизировать его работу. Вот вы говорите о принудительной информатизации. Это очень странный, честно говоря, даже неожиданный для меня такой формальный подход к информатизации. Тоже об этом обязательно с министром поговорю, обещаю вам”.

Хорошо, когда учителя могут достучаться до Кремля. Однако у президента масса компетенций, а этим и пользуется бюрократия, которая, на мой взгляд, занимается самым настоящим вредительством. Ведь образование наших детей и внуков – это будущее страны. Однако кроме бюрократизации и фактического перехода на платную основу, в российских школах существенным образом изменился национальный состав, когда вновь прибывшие ученики даже не говорят по-русски.

“Нагрузка на учителей усиливается также в связи с большим притоком в школы детей с миграционной историей, в основном из стран ближнего зарубежья, которые, как правило, сразу же становятся гражданами Российской Федерации и живут по нашим законам, – рассказала Екатерина Сморода. – По данным нашего, всероссийского мониторинга, который мы провели в этом году, от 20% до 50% детей разного возраста, в том числе уже в подростковом периоде, не говорят вообще или владеют русским языком на очень-очень низком уровне. Учителя вынуждены на уроках использовать карточки для объяснения значений русских слов. Это ущемляет права в том числе и тех ребят, которые учатся в классах на родном русском языке изначально. Учителя не имеют компетенций преподавания русского языка как иностранного, нет учебных пособий. А по утверждённому в этому году ведомственному приказу, который носит рекомендательный характер для школ, обучение неговорящих детей русскому языку – это нефинансируемый факультатив”.

Удивительно, но даже этот вопрос – специально или от отсутствия воли – бюрократия не может решить без вмешательства президента.

“Вернёмся опять к той же самой, считаю, острой теме детей трудовых мигрантов. Это непростая тема, и всё, что вы сказали, всё просто, я почти дословно это записал, – ответил Владимир Путин. – Нужно, конечно, подумать над решением всех этих вопросов. Дети должны учиться, но этот процесс не должен сопровождаться ухудшением условий для обучения наших ребятишек в школе, детей наших граждан. Это отдельная тема, и нельзя делать вид, что этой проблемы не существует. Обязательно тоже дам соответствующее поручение подготовить предложения, и, надеюсь, вы будете принимать участие в выработке этих решений. Здесь можно и отдельные группы делать. Здесь много чего можно и нужно сделать, но нельзя только одно: сделать вид, что здесь проблем не существует. Они есть, это правда, Вы правы абсолютно”.

Согласитесь, в российской школе сложилась ненормальная ситуация. Пора прекратить эксперименты и вернуться к классическому отечественному школьному образованию:

“Мы должны вернуться к традиционному русскому образованию. Нельзя продолжать натаскивать старшеклассников на ЕГЭ, вместо того чтобы давать реальные знания. Показателем образования стало не качество, а количество машиночитаемых баллов, – выразил уверенность зампред Госдумы России Пётр Толстой. – Одним из важных достижений Госдумы последнего года считаю принятие закона о единых программах и единых учебниках по гуманитарным дисциплинам. Мы избавились от сотен фактически учебных пособий, написанных под диктовку соросовских консультантов. Но по ним годами учились наши дети. Но, к сожалению, в наших книжных магазинах, если вы зайдёте, в открытой продаже мы видим не только подобные учебники, но и книги тех, кто признаны иностранными агентами, кто проявляет откровенную русофобскую позицию сегодня публично. Предлагаю проработать этот вопрос и подумать, как мы можем бороться с открытым распространением антироссийской пропаганды”.

Что ж, все всё понимают. Произойдут ли сдвиги в сторону собственной школы или, как клоуны, будем продолжать копировать глуповатое западное образование, покажет ближайшее время. Я за прогресс, но за минувшие десятилетия в наших школах наблюдается самый настоящий регресс, помноженный на смену национального состава учащихся. Каким будет будущее страны, во многом зависит от нынешней школы, которая, мягко говоря, испытывает существенные проблемы. Было бы желание и воля изменить ситуацию к лучшему – в интересах России и её народа.

tsargrad.tv