Всех, кто будет врать, что человек должен сам себе зарабатывать, а бедны только ленивые – помещаем в барак концлагеря. Не со зла, а для вразумления. Долго их там держать не будем, это ведь не наказание, а урок!

3467

Помещаем в барак и начинаем подзуживать: «И что вы картофельные очистки кушаете, идите, заработайте себе, вы же креативные, предприимчивые!» Они, естественно, ответят, что узник в концлагере заработать не может. «Нам, – скажут, – чтобы зарабатывать, нужны условия». А мы им ответим:

«И всем, чтобы зарабатывать – тоже нужны условия. В тех городах, где вы гребли деньги лопатой – были условия только для вас. А тут конфигурация изменилась, и вы уже – ничто».

Богатство и ложь при нынешней российской власти всегда идут рука об руку. Богатство не хочет признаваться, что оно предоставлено обществом, создавшим особые условия для немногих избранных. Богатство хочет изобразить из себя продукт личного ума и труда. Как будто богатые люди деньги не из общества получают, а выкакали их, потужившись, из самих себя.

Но это ложь! Ничего они сами из себя выдавить не могут. Они – продукт выгодной для них конфигурации общественных отношений. Изменится конфигурация – и они исчезнут, их сменят другие, им подобные. Которые в свою очередь начнут врать, что их деньги – результат их личного труда и таланта. Они ведь не только другим об этом врут. Им и самим чертовски приятно так думать.

Человеку нравится думать, что выигрыш в лотерею связан не со случайной жеребьёвкой, а с особыми личными качествами. Не просто так мне счастливый билетик попался, а потому что я являюсь мной! А будь я поглупее и ленивее – был бы сейчас в числе проигравших!

Рыбе кажется, что она плавает сама, по своей воле. Но ведь плавает-то она в воде! А на берегу будет издыхать и никуда не поплывёт, потому что приспособлена под водную среду. А вы будете стоять над издыхающей рыбой и поучать её, как наши либералы:

– Что ж ты такая ленивая? Что ж никуда не плывёшь?

Птице тоже кажется, что она летает сама по себе: куда хочу, туда и лечу! Но и птица летает только в воздухе и не может использовать крылья в безвоздушном пространстве!

То же нужно сказать и о социальной роли человека. Вопрос ведь не в том, сколько хлеба или картошки вырастит крестьянин, а в том, по какой цене он может это продать – и будут ли вообще у него это покупать. Разве он это решает? Это решают без него и за него. Но он хотя бы часть картошки может сам скушать.

А вот городской пример чище для опыта. Вопрос ведь не в том, сколько статей напишет журналист, а в том, каков фонд гонораров в его стране. Зачем нам говорить о лени или трудолюбии, таланте или бездарности человека – если вопрос лежит вообще вне человека, в экономической политике страны, выбранной ее властями!

Когда власти кормят нас бредятиной про то, что все живущие плохо сами себе такую участь выбрали – они подвергают бедняков двойному гнёту: кроме экономического ещё и психологическому. Мало того, что у бедных всё отняли – так их же самих ещё и обвинили в этом! Нетрудно понять, зачем.

Потому что очевидно: зарабатывают не те, кто работают. Зарабатывают те, кому созданы условия заработать. Соответственно и бедствуют вовсе не те, кто ленятся (хотя есть и такие, но их немного). Бедствуют в основном те, кому не созданы условия зарабатывать. Вопрос о доходах человека не решается самим человеком. Он решается обществом, в котором живёт человек. Общество назначает (или не назначает) человеку содержание. И человек в одиночку не может ничего кроме как принять предложенное. Исключение – воры, которые самовольно берут всё, что захотят, но это маргинальное поле.

А все, кто не воры – не могут самовольно назначить себе доходы. Общество выступает для них опекуном, а иногда – и палачом.

Правда – в этом. Остальное же от лукавого!

Виктор Евлогин, publizist.ru