В гостях у «Пугачевского времени» актер театра и кино Олег Каменщиков.  Родом артист из Красноярска. В 1999 году окончил факультет театрального искусства Саратовской Государственной Консерватории им. А.В. Собинова.  Служил в Саратовском театре юного зрителя. С 2002 года снимается в кино. Известен по работам в фильмах: «Платон», «Гражданин начальник»,  «Паутина», «Объявлен в розыск», «Путевой обходчик», «Логово змея» и многим другим.


– Олег, говорят, что тусовка довольно неприятная среда: цинизм и лицемерие, в глаза – одно, за глаза – другое. Но и не появляться в ней нельзя. Нужно мелькать, быть на виду у продюсеров, режиссеров. Светиться, одним словом. Твое отношение ко всему этому?

– Начнем с того, что я Болдер. Это мой творческий псевдоним. Именно творческий. Болдер пишет песни, пишет стихи, пишет сценарии и снимает короткометражки.  Олег Каменщиков зарабатывает деньги, снимаясь в российской киноиндустрии. Олег Каменщиков надевает милицейскую  форму, чего Болдер никогда бы не сделал. Они даже не разговаривают.

Тусовка вообще никакого отношения к профессии не имеет. Если, конечно, мы говорим про профессию с большой буквы «П»… Я часто от актеров слышу: «То, чем зарабатываешь деньги, – это и есть профессия»… Не знаю. Проститутки тоже деньги зарабатывают. Но они, по крайней мере, делают это честно, а некоторые даже талантливо. А тут, получается, что душой  торгуешь. Помните, как у Довлатова?  «Хотел продать душу Дьяволу, а оказывается, что я ему ее подарил». Актер – это не тот, кто надел костюм, приклеил бороду и выучил текстульку. Актер – это ответственность.

– Профессия, как известно, накладывает отпечаток. Удается ли быть самим собой?

– Я слышал такую фразу:  «После 30-ти человек работает там, где и хотел работать». Это я к чему? На меня профессия, конечно, наложила отпечаток. Я, как и многие артисты, позволяю себе выпить. Это помогает мне оставаться самим собой. Иначе давно бы крыша поехала от того дурдома, что вокруг творится. Я сейчас не только о мире искусства, а вообще о МИРЕ.

– Саратов дал нашему кино много замечательных актеров. Ты учился профессии в Саратове. Саратовская школа чем-то отличается от других школ актерского мастерства?

– Эта школа везде плохая… Чему они там четыре года учат? Тусоваться они учат.  Конечно,  есть исключения в виде некоторых мастерских, вернее сект: Васильев, Додин, Фоменко. Эти МОЗГИ вправляют. Они уничтожают, чтоб на месте одного человека родился новый человек. По- другому никак. Я, знаете, что подумал однажды? Самая лучшая актерская школа – это три года блокадного Ленинграда. Глаза другие будут. И уже одним местом раздувать пар на сцене не захочется.

А Саратов чудный город. Там красивые девушки!

– Дружба в актерской среде, насколько она искренна?

– Она ничем не отличается от дружбы в любой другой среде. А значит настоящих друзей не может быть много. Но, должен сказать, что мне везет на хороших, интересных людей. И это, кстати, благодаря актерской профессии .  Уверен, что среди асфальтоукладчиков, грузчиков или представителей офисного планктона гораздо меньше людей, с которыми можно поговорить. Это в процентном соотношении и очень относительно. Но, почти на каждой картине я встречаю интересных людей.Может, это не дружба, но очень теплые отношения.

– Основы личности, характер закладываются в семье. Если можно, несколько слов о своих родителях.

– Кстати, я не совсем уверен, что характер закладывается в семье. Конечно, что-то впитывается из того, что нас окружало в детстве. Многое из этого «стрельнет» в будущем, и скорее всего вопреки. То есть закладывали одно, а ты назло живешь по-другому.  Но этот вопрос уже про личную жизнь, а я про нее говорить не хочу.

– Таланту труднее пробиться, чем бездарности с деньгами. Тем не менее, еще встречаются исключения из этого правила. Какова в этом доля случая, какова доля самого таланта?

– Помните, была такая миниатюра в КВН: в ряд, спиной к зрителю, плотной шеренгой стоят люди. Со стороны зрителя носится мелкий пацан, пытается сквозь людей пролезть: «Пропустите меня! Что там?! Пропустите же!» В результате ему это удается. Звучит команда «ОГОНЬ!», выстрелы,  все падают. Тот, кто пытается куда-то пролезть, поступает глупо. То, что принято у нас считать СЛАВОЙ и ЗВЕЗДнОСТЬЮ это пузырь, пыль. Настоящие художники всегда были в стороне от массовости.

За деньги можно купить яхту, а талант и мозги не купишь. Чарлз Буковски до 50-ти лет вкалывал на каких-то адских работах и писал стихи. Это не могло не вознаградиться. Но это уже другая история.

– Как ты оказался в Москве? Это была дорога в неизвестность или какая-то почва для того, чтобы закрепиться в столице, имелась?

– Если про «закрепиться» чисто физически, то небольшая фора была, конечно. Спасибо  Серёге Степину.  Его взяли в театр Эстрады и дали комнату в общаге. Вернее, в гостинице «Апогей». Вот в ней-то мы полгода и «апогеели», в хорошем смысле слова. Потом уже что-то свое снял. Во всем остальном был абсолютно белый лист. История моя не оригинальна, поэтому и рассказывать нечего.

– Профессия актера больших денег не приносит, если, конечно, ты не «звезда» первой величины. Многие артисты ищут заработок на стороне. Как у тебя в плане востребованности?

– Есть такая профессия: Дед Мороз. Я абсолютно серьезно. Многие актеры с нетерпением ждут Нового Года. На деньги от новогоднего «чёса» они потом живут целый год. Я их не осуждаю. Но это не профессия АКТЕР. Актер – это как Христос, который понимает, что его распнут, но тем не менее делает то, что делает. Прошу прощенья за высокие слова…

– Люди, не имеющие недостатков, имеют мало достоинств. За какие достоинства можно простить недостатки?

– Я не судья, чтоб кого-то судить. Я воспринимаю человека целиком. Как-то сразу понимаю: мой это человек или нет. Есть в нем самоирония, значит, мой. Есть в нем благодарность, значит, мой.  Навязчивую тупость не люблю. А прощать надо всех за любые недостатки. Только искренне прощать. Это великая сила.

– Мелькают сообщения, что ты помимо актерской деятельности пробуешь себя на режиссерском поприще.

– Я в начале пути. Вообще везде. Если мне Бог отпустит ещё хотя бы годков двадцать, то тогда будет можно подвести какие-то итоги. Это касается и моей «режиссуры». Зайдите в ЮТУБ, наберите «МЫ РАЗНЫЕ. БОЛДЕР», смотрите и делайте выводы. По мне так эта работа прикольная. Наши отечественные фестивали, куда мы эту короткометражку посылали,  так не считают. Зарубежные кинофестивали проявляют интерес. Надо работать! В первую очередь над собой. Знаю одно: мне есть что сказать. Мне есть что спеть. Вы же сейчас с Болдером общались.

Вопросы задавал

С. Аристов