Для Виталия Петровича Шигидина  23 февраля по-прежнему  День Советской Армии и Военно-морского флота, а не День защитника Отечества.  Получилось нечто среднее между  Днём народного единства и Днём мужчин, но есть два таких праздника в ноябре, зачем отнимать у народа день  воинской славы нашей Армии – сначала Красной, потом Советской, теперь Российской?  Переименовали, так же как и у гимна стыдливо поменяли  слова, оставив музыку.  А  потом  День Победы переименуют в День освобождения от фашизма или ещё чего придумают. Именно  Армии он обязан своим возмужанием и пониманием предназначения мужчины.

653

Родился он в Казахстане  в  семье первоцелинников,  которых соединила сахалинская путина. Воронежский  тракторист и бухгалтер с Алтая  не боялись трудностей, осваивая новые места, были легки на подъём. После Казахстана они с двумя детьми переехали на родину Надежды Сергеевны – в Алтайский край, а затем осели в Воронеже – на родине Петра Андреевича. Там Виталий окончил 10 классов, оттуда  в октябре 1979 года его призвали на службу в Северную  группу войск. Попал в Польшу в радиолокационные войска ПВО. Время тревожное – события в Афганистане не могли не волновать. В Польше тоже назревали беспорядки, забастовки на предприятиях, началась борьба профсоюза «Солидарность» за власть. Советским военнослужащим запретили увольнительные и посылки от родственников.

 Скоро их батальон перебросили в Туркмению, хотя слухи ходили об Азербайджане, некоторые бойцы даже сами напросились  в их батальон, чтобы не попасть в «горячие точки». Вот им был подарок,  когда в Ашхабаде их батальон разместили рядом с «партизанами». Так называли офицеров и солдат из «запаса», которым пришлось первыми выполнять интернациональный долг, до ввода наших войск. Вот они и сказали: «Эх, куда вас везут? Там же война.  В Ашхабаде  получили технику, вооружение и по железной дороге отправились в Термез, где им вручили  оружие.  Там  загрузили технику и боеприпасы на машины – и по понтонному мосту  в порт Хайратонна Амударье. Когда «афганцы» говорят «за речкой» – это как раз о ней.

На перевале  Саланг перед тоннелем получили инструкцию: «Если будет остановка – глушите двигатели». Оказывается,  прямо перед ними, в ночь с 22 на 23 февраля 1980 г., в результате ДТП советская колонна остановилась  и 16 военнослужащих  задохнулись  от выхлопных газов. Их огромная колонна  прошла  почти 3-километровый тоннель благополучно, а там  сразу поняли, что идёт война: простреленные знаки, машины в пропасти. Колонна спустилась в долину затемно. Подняли глаза на серпантин, а он весь в огнях, как факельное шествие. В другое бы время сказал «Красиво!» В Кабул вошли 25 февраля: ранняя весна, грязь, немного снега, а в марте жара, пока окопы рыли,  загорели. В апреле их 3-ю  роту перебросили в Джелалабад – субтропический оазис.  Жара чудовищная, вертолеты с трудом отрывались на взлете. В январе, на свой день рождения, он сфотографировался на фоне лимонного дерева. Вокруг города   сплошные сады – мандарины, апельсины, гранаты. В лесах обезьяны, дикобразы, мангусты. Только им не до экзотики – служба. Каждое утро приказ: «Заступить на защиту южных границ Родины». И далее двенадцатичасовое дежурство за планшетом. Операторы следили за военно-воздушной обстановкой,  данные передавали в Ташкент, а оттуда  в Москву. Рядом американская база, их истребители постоянно кружились около границы, бывали и провокации, но с Баграма прилетали наши истребители и отгоняли.

Однажды один из операторов  заметил пакистанский «Боинг», угнанный террористами, истребители посадили его, а затем вернули пакистанским властям, оператор получил медаль. Однажды их ребята поехали в бригаду за хлебом и нарвались задним колесом на мину. Остались живы, но неделю в ушах шумело, а машину приволокли с оторванным мостом и карданом, потом восстановили.  Не раз прощались с экипажами МИ-8 и МИ-24, отправляя груз-200 на Родину. Их аэродром охраняли десантники 66-й бригады, приходилось и самим стоять на посту. Попадали  под обстрелы миномётов, гранатомётов, пулемётов.  Два вертолёта всегда были на страже, аэродром был под надёжной защитой. Вот тогда он и почувствовал  мощь Армии и силу духа наших воинов. Бывало, конечно, всякое: то кто-то за пределы части уйдёт, потом его с отрезанной головой находят, то граната у разгильдяя в руке разорвётся, то о самостреле услышат. Люди все разные. Виталий говорит, что их возрасту повезло, у них в школе была начальная военная подготовка, они умели обращаться с автоматом и гранатами, а сколько бойцов получили ранения при чистке оружия…Очень правильно поступают сейчас, возвращая НВП в школы.

Когда в ноябре 1981 года Виталий демобилизовался и вернулся домой, встретили его седые родители, а ведь им было чуть за сорок. Сестра была замужем и жила в Пугачёве. Поехал к ней в гости и увидел объявление о наборе в учебную  группу машинистов. Остался, выучился на машиниста, стал работать, да так и прирос к Пугачёвской земле.  У них с Любовью Петровной двое детей.  Сын Александр – бывший десантник, женат, живёт в Курске. Дочь Валентина учится в пугачёвском техникуме на эколога, зять – рентгенолог. Второй год состоит в «Боевом братстве» – ностальгия по армейской дружбе и желание быть полезным заставили присоединиться к организации. Хочется, чтобы молодёжь брала пример с его героических сослуживцев, с героев Чеченской войны, с таких, как племянник его жены Артём Кулиш, погибший в Сирии. Он поздравляет всех, кто имеет отношение к Вооружённым силам России, с праздником и говорит о своей гордости  профессией «Родину защищать».

Л. Шепелевa