Беседа с инсайдером. Скандалы с претендентами на кресло губернатора

– Привет. Рассказывай.

– Погода прекрасная, весна просквозила незаметно, в среду наступает лето.

3456

– Ты мне голову не морочь. Рассказывай, почему поменяли министра здравоохранения, что за скандал разразился после публикации откровений девочки Сони в одном телеграм-канале. И вообще, что происходит? У меня складывается ощущение, что не сегодня – завтра грянет гром.

– Ну, насчет грома ты загнула, но то, что под нашим политическим ковром забулькало – это однозначно.

– Я конкретику хочу.

– Хорошо. Начнем с медицинских перестановок. Итак, говорят, Олег Костин долго отказывался и совсем не хотел идти в министры. 

– Меня это не удивляет. Я слышала, что Костин совсем не дурак.

– Врут, что его уговаривал лично Николай Панков. Более того, клевещут, что Костин согласился идти на эту расстрельную должность, но при выполнении некоторых условий. Например, как рассказывают, он отказался работать с фирмами Сипягина.

– Которые поставляли бракованное оборудование?

– Не бракованное. А, якобы, не соответствующее требованиям. Это разные вещи.

– А Мазина?

– Мои источники подтверждают информацию, которую уже кто-то из телеграмеров писал – ее готовят на заклание. Сама понимаешь – уголовное дело на регионального министра или главного врача – это две большие разницы. По планам, Костин должен победить коронавирус, а просчеты, которые, безусловно, были, спишут в анамнез Мазиной.

– Предположим. А Шульдяков?

– Говорят, что Костин и Шульдяков – друзья. И, по слухам, Шульдяков очень нервничает.

– Что понятно. А вот что непонятно: как Костин, умный человек, будет работать под Седовой. При том, что она очень амбициозна.

– Хороший вопрос. Я думаю, что назначение Седовой зампредом – это кадровая проблема региона. Но мои источники утверждают, что к ней в последнее время очень благоволит сам Вячеслав Викторович.

– Володин? К Седовой благоволит? Знаешь, я думаю, что тут дело в супруге этой достойной женщины. Который, в силу своей бывшей должности, знает очень много.

– Не берусь судить. Передаю слухи.

– Предположим, я тебе верю. А теперь самое интересное – что это за скандал, который перепечатал из очень странного федерального СМИ, называющегося себя первым антикоррупционным, один наш телеграм-канал? Откровения любовницы, она же помощник депутата из гордумы? Там такие громкие фамилии фигурируют…

– Очень громкие. Врут, что именно поэтому заниматься этим делом будут очень серьезные структуры. Или СК или ФСБ.

– Сильно. Но против кого статья?

– Ты практически ответила на свой вопрос. Все дело в фамилиях. Цель публикации – торпедировать назначение одного из ее героев.

– Неужели Моисеева? Его некоторое время назад прочили на пост губернатора.

– И это тоже может быть. Сама знаешь, Юрий Михайлович совсем не последняя фигура в Ренове и вполне себе перспективная. И в этом сливе он один из главных героев. Поэтому или потому что в публикации упомянули светлое имя Вексельберга, службы Реновы, как говорят, тоже займутся расследованием – кто заказал, кому, зачем.

– Я заказчику не завидую. Так кто объект?

– Не знаю. Но странно то, что расшаривать текст стали известно чьи каналы. Это раз. Два – ты прекрасно понимаешь, что сейчас соответствующие службы плотно мониторят губернаторов – как они справляются с распространением пандемии…

– Представляю, насколько в шоке эти самые службы от деятельности Валерия Васильевича.

– Именно. Так что думай сама. Кстати о еще одном кандидате на губернаторское кресло. Как говорят, в хозяйстве нашего москвича Дениса Филиппова совсем беда.

– Ты о чем?

– О конно-спортивной школе «Гермес». Врут, что там уволили всех конюхов, хозяева за лошадьми ухаживают или самостоятельно или платят специально обученным людям. И это притом, что ежемесячные платежи они вносят исправно. Говорят, кони болеют, разруха и запустение…

– Лошадей жалко. Да и уволенных людей тоже. Плохой менеджмент?

– Может быть.

– Что еще?

– По большому счету – ничего. Михаил Исаев старательно следит за возведением универсариума, бывает на объекте каждый день.

– Ну да. И тротуары везде ремонтирует, и деревья пилят.

– И не только деревья. 

– Это ты о чем? Хотя можешь не отвечать. Слушай, а что там со счетом на строительство инфекционного центра?

– Которым? Их два. Имени Шинчука и имени Антонова. Насколько мне известно, правительство топит за фонд Бориса Леонидовича. По крайней мере, в своих письмах предпринимателей они просят направлять денежку на счет от ОПы.

– Кстати, об ОПе. Как тебе закрытие дела Ландо?

– Удивило. Как удивила и ситуация с делом Беликова. Но что самое забавное, Александр Соломонович ограничился одной краткой благодарностью друзьям и почитателям. Хотя он очень словоохотливый человек.

Елена Микиртичева, https://reporter64.ru/