Сразу после революции 1917 года наше Отечество увлеклось пролетарским интернационализмом в ущерб собственной идентичности. И если кто-то думает, что мы из этого процесса вышли, то таки нет. Потому что по-прежнему оперируем интернационалистскими категориями. Просто “пролетарский интернационализм” уступил место “братству”, построенному на других принципах.

6542
Картинка с сайта: komandorva.livejournal.com/

В этих принципах болгары нам братья, потому что славяне, православные и пишут на кириллице. А народы среднеазиатских республик “соотечественники”, поскольку жили с нами в России, а потом в Советском Союзе. Украина в этой системе парадигм еще два года назад была братской, но немного заблудившейся. Взять за руку, вывести на правильную дорогу к Москве – и все наладится.

Вместо сосредоточенности на себе мы продолжаем укреплять других, фантазируя о том, что таким образом укрепляем себя.

Это, между прочим, ментально, с этим трудно что-то поделать. Мы не прагматики, а романтики, даже когда воюем.

Сейчас начался лихорадочный поиск этой самой идентичности. Но уже трудно. Потому что на Айвазовского претендуют Армения с Украиной, Репин в украинцы уже записан, Бродский – американец, Шагал – француз, а Пушкина Франция недавно назвала “французским поэтом с эфиопскими корнями”.

А еще в России живут многие миллионы мигрантов, у которых понемногу формируется свой взгляд на российскую идентичность. И он сторонников национального возрождения вряд ли обрадует.

Понятно, что национальная идентичность немыслима без четкого очерчивания границ “русского мира”, но и здесь много вопросов. Потому что многие из уехавших за рубеж и долбящих Россию из Иерусалима и Лондона – этнические русские, но являются ли они “русским миром” – большой вопрос.

Но зато на “русский мир” претендуют представители многих малых народов, мужественно дерущиеся сейчас за Россию на специальной военной операции, и они, конечно, имеют на это право.

Понятно одно, нам нужно обратиться к себе передом, а ко всему остальному миру – как получится.

В. Амиров, кандидат филологических наук