С самого начала спецоперации русское общество поддержало армию: беспилотники, связь, тепловизоры, бронежилеты массово поставлялись на фронт волонтёрами, а средства на их приобретение передавали миллионы граждан. А что сейчас? Шаманов потребовал: “Хватит дурачить!”

6524
Фото: https://lsd-25.ru/

Как и любая запущенная проблема, нынешняя ситуация со снабжением формировалась годами. В нулевые было принято решение создавать небольшую, профессиональную, высокотехнологичную армию. Предполагалось, что России нужны своего рода экспедиционные силы, которые смогут наводить порядок в небольших региональных конфликтах. Стратегическую безопасность должна была обеспечить ядерная триада.

Сухопутные силы были сокращены, дивизии заменены на бригады. Огромные средства вложили в создание новых межконтинентальных ракет “Сармат”, строительство подводных ракетоносцев, возрождение производства Ту-160. В результате страна обзавелась ракетно-ядерным щитом, который не позволяет Западу перейти от прокси-войны к прямому нападению. А на СВО начали вскрываться недостатки этого подхода…

Это уже устарело
Выстроенная система снабжения, судя по всему, не перекрывает всех потребностей бойцов в современном конфликте. Множество видов снаряжения концептуально устарели. Яркий пример — средства бронезащиты.

До начала спецоперации единый общевойсковой бронежилет 6Б45 из комплекта “Ратник” считался одним из лучших для окопной войны. Да, отмечалось, что он тяжеловат, зато надёжен.

Но началась СВО, и выяснилось, что стрелковый бой — не такая уж частая ситуация. Большинство ранений бойцы получают от сбрасываемых с квадрокоптеров гранат и миномётных мин, от разрывов кассетных снарядов, ударов FPV-дронами. И они приходятся по конечностям и в не защищённые штатной бронёй участки тела.

Соответственно, теперь куда важнее площадь тела, защищённая от мелких осколков, имеющих относительно невысокую проникающую способность. Волонтёры, группы энтузиастов и частные компании мгновенно отреагировали на этот вызов, начав производство противоосколочных штанов, курток, одеял и пончо. А государство…

Деньги на оснащение бойцов жертвуют миллионы наших сограждан. Именно благодаря этому Россия выстояла в самое тяжёлое время конца 2022-го — первой половины 2023 года. Однако на третий год борьбы оснащение армии за счёт граждан начинает выглядеть странным.

На это обратил внимание бывший командующий ВДВ, а в настоящее время зампред Комитета Госдумы по развитию гражданского общества Владимир Шаманов:
 

Те, которые бывают за ленточкой, знают, что настоящая армия сегодня похожа на партизанский отряд. Она одевает себя за свои деньги, за счёт родственников, потому что качество того обмундирования, которое привозят и выдают, оно часто не подлежит никаким оценкам.

Когда Шаманов сказал это, депутаты оторвались от своих телефонов, и в зале стало тихо. А Шаманов продолжал говорить о том, что до настоящего времени в стране было две армии: первая представлена генералами-миллионерами, которые “обшиваются в ателье”; другая — та, которая реально воюет — ходят в чем придётся.

Отдельная проблема, по словам Шаманова, состоит в том, что гражданским лицам разрешили присваивать военные звания. В качестве примера он указал на арестованного заместителя министра обороны Тимура Иванова:

Зацепились за этого Иванова, но я хочу сказать: он не генерал, он гражданский человек. В своё время с позволения властей взяли и переодели госслужащих и других гражданских лиц в военную форму. Многих генералов развратили представители той же власти. Сидели там начальники, все не при делах, ничего не видели — в это кто-то верит? Поэтому хватит дурачить!

Секрет Полишинеля
На самом деле то, о чём сказал Шаманов, не является новостью. Нельзя сказать, что снабжения нет вообще, и солдаты ходят голодные и босые. По ряду направлений снабжение на приличном уровне. Например, наши сухпайки считаются одними из лучших в мире. По сравнению с 2022 годом ситуация несколько улучшилась, но по многим позициям наблюдается нехватка. Необходимо наращивание государственных усилий по производству/закупкам/поставкам необходимого параллельно с поддержкой и развитием народного ОПК,— пишет известный военный эксперт Борис Рожин.

Нам противостоят далеко не дураки. Коллективный Запад нашёл уязвимое место в нашей доктрине, вырастив украинский русофобский режим. Тем самым западные стратеги смогли навязать России тот формат конфликта, к которому мы были готовы в наименьшей степени: большую континентальную войну фактически на своей территории.

И вот тут уже сыграл второй фактор — тот, о котором говорит Шаманов и которым теперь занимаются следственные органы: бюрократы-коррупционеры в руководстве Минобороны. Весной нынешнего года, кроме уже упомянутого замминистра Тимура Иванова, были арестованы: главный кадровик Минобороны, генерал-лейтенант Юрий Кузнецов; начальник Главного управления связи Вадим Шамарин; глава департамента по обеспечению гособоронзаказа Владимир Вертелецкий.

Военная доктрина России не исключала большой войны, для которой нужно проводить мобилизацию больших масс населения, однако рассматривала этот вариант как маловероятный. В результате в этом направлении сложились особенно благоприятные условия для разного рода злоупотреблений: деньги на подготовку выделялись, а жёсткого контроля за их расходованием не было.

В октябре 2022-го член Комитета Госдумы по обороне генерал-лейтенант Андрей Гурулёв сообщал, что со складов пропало полтора миллиона комплектов формы, которую готовили для мобилизованных: «Мне до сих пор непонятно, куда делись полтора миллиона комплектов, которые хранились на пунктах приёма личного состава. Откуда проблемы с формой, ещё с чем-то?» Были эти комплекты украдены и проданы или их никто и не думал производить, освоив бюджетные деньги старым методом приписок — вопрос к следственным органам.

Мы обязательно победим. Однако процесс этот не будет ни лёгким, ни простым — в первую очередь потому, что для этого нам нужно будет понять и принять много неприятной правды о себе и о том, какие у нас реально существуют проблемы. Каждая решённая в тылу проблема будет отзываться успехами на фронте.

tsargrad.tv