Имя Евгения Григорьева, больше известного слушателям как Жека, знакомо не только поклонникам шансона, но и тем, кто чувствует искреннюю песню и умеет любить: честно, на разрыв. Жека, автор семи альбомов, всем знакомых композиций «Кукушка», «Когда не нужно лишних слов», «Я как осенний лист» и, конечно, знаменитой и запетой до хрипоты в ресторанах и караоке-барах «Рюмки водки на столе». Сегодня Евгений Григорьев гость «Пугачевского времени».

– Евгений, у Вас красивые песни о любви. Они написаны от лица мужчины, умеющего держать удар, без размазывания слез по небритым щекам, с достоинством и в тоже время огромным уважением к женщине. Вы на самом деле такой или это сценический образ?

– Я пишу песни более 30 лет и до сих пор не научился каким-либо образом регулировать этот процесс. Для себя я понял несколько правил, без которых песня не напишется. Мне нужно полное одиночество в окружающем меня пространстве, желательно ночное время суток, листок бумаги, ручка или ноутбук, а далее всё становится плохо управляемым. Строчка может прийти и потянуть за собой другую, затем третью, а можно просидеть пол-ночи и ничего не придумать. Поэтому мне сложно судить, настоящее это, или нет, слова и звуки приходят извне, я просто привожу их в некоторый порядок. О сценическом образе в это время совсем не думается.

– Как-то в разговоре, Михаил Гулько сказал мне такую фразу: «Я не золотой червонец, чтобы нравиться всем». Ваше отношение к тем, кому Ваше творчество не симпатично?

– Дядя Миша Гулько – мудрый человек. Естественно, моё творчество, не может приводить в восторг всё окружающее человечество. Я допускаю мысль, что найдутся на этом свете люди, которые будут равнодушны и к золотому червонцу, вследствие идейных убеждений или особенностей воспитания. Люди не обязаны слушать музыку, любить живопись, ходить на концерты или выставки. Большая часть населения живёт, зарабатывая на хлеб насущный. Им не до песенок. Я благодарен тем людям, которые слушают мои песни, много их или мало, это не столь важно, главное, что они есть и ради этого стоит работать. А те, которым я и мои песни безразличны, имеют на это полное право, и я это право уважаю.

– Исполнение Г. Лепсом Вашей песни «Рюмка водки на столе» дало какие-то бонусы в творческой карьере или прошло без отдачи?

– Это принесло мне очень ощутимые финансовые бонусы в виде авторских гонораров, которые помогли мне в моей творческой карьере. Но финансовая сторона этого вопроса несравнима с внутренней творческой уверенностью, которую я получил как автор-исполнитель после того как эта песня стала популярной.

– Константин Василенок в бытность свою выпускающим продюсером студии «Союз» рассказывал, что однажды ему не хватило песни в сборник шансона. Он обратился к Вам. Так за одну ночь был написан шлягер «Гололед». Сколько было таких песен «на заказ» и как Вы к ним относитесь?

– У песен разная судьба. Какие-то рождаются под впечатлением от пережитого, увиденного, рассказанного, какие-то вообще без видимых причин и повода. Поэтому как я могу к ним относиться? Они все мне как дети. «Гололёд» одна из моих любимых песен, которую я исполняю на своих концертах почти 10 лет. Думаю, что слушателям вообще без разницы для какого она была написана сборника, сборник этот уже и забыли, а песня жива – живёхонька. Я не могу сейчас вспомнить, сколько у меня подобных песен, потому что не разделяю их на «те» и «эти», главное чтобы песня была хорошая.

– Говорят, что среди шансонье меньше, чем в шоу-бизнесе интриг и двуличности. Тем не менее, популярность она и в шансоне популярность и имеет изнанку. Вы уже успели столкнуться с завистью коллег по цеху?

– В последнее время, я практически не участвую в так называемых «солянках» – фестивалях. Сосредоточился на сольных концертах и гастрольных турах, поэтому с коллегами по «цеху» пересекаюсь очень редко, но когда это удаётся, то с радостью общаюсь, многие из них потрясающе интересные люди. Недавно, на вручении премии «Шансон Года» в Кремле оказался в соседней гримёрке с Сергеем Трофимовым. Он лучший рассказчик анекдотов, он и еще Юра Гальцев. Слушаю их с открытым ртом, хохочу как ненормальный, потом пытаюсь пересказать их анекдоты – получается тусклое подобие их великолепия. Или встречаюсь на студии с Александром Маршалом, он знает лично всех динозавров рока от Оззи Осборна до Фрэнка Заппы. Для меня, как бывшего самодеятельного курганского рок-н-рольщика, Маршал – человек, прикоснувшийся к святыням. Можем часами говорить, было бы время на общение. Что касается зависти, то лично я никому не завидую, дело это вредное для жизни, зависть разъедает изнутри. Вполне допускаю, что кто-то из коллег мне может завидовать, вслух, конечно, никто плохого не скажет. Всё дело в том, что окружающие видят в основном внешнюю часть успеха: много концертов, песни в хит-парадах, гонорары….. и не видят того, ценой каких усилий всё это приходит. Если бы понимали это, то, уверен, многие подумали, завидовать или нет.

– В отличие от выступлений в концертных залах, на корпоративах выкладываешься для жующей публики. Не коробит аккомпанировать пищеварению или сегодня это норма, как для актера съемки в рекламе?

– Раньше бывало всякое, работал я и перед жующей публикой, артист вообще должен уметь работать в любых местах. Теперь как-то всё поменялось, к тому времени, когда я начинаю своё корпоративное выступление, публика обычно уже сыта и весело танцует, не знаю с чем это связано, наверное, с тем, что пригласить к себе на праздник артиста – не дешёвое удовольствие, поэтому народ оттягивается по-полной.

– Вы довольны тем как сложилась Ваша жизнь или что-то поменяли, представься такая возможность?

– Глупо сожалеть, о чём либо. Жизнь сложилась так, как она сложилась. Поднявшись на одну ступеньку, видишь, что впереди ещё много лестничных пролётов, которые нужно пройти. Оглядываться назад некогда. У меня есть семья, дети, любовь, любимая работа. Недавно завершил запись своего нового, восьмого альбома «Вдыхая Друг Друга», осенью этого года планирую провести большой концертный тур по городам России, который завершится концертами в Санкт-Петербурге и Москве. Людей, которые слушают мои песни и приходят на мои концерты, я считаю своими единомышленниками. Всегда радостно, когда тебя понимают, дарят любовь и тепло, это обоюдный процесс. И я, и они живём «Вдыхая Друг Друга» и это самое моё большое счастье.

Вопросы задавал С. Аристов

Фото Ильи Россикова

Вам на заметку:

Хотите чтобы ваша дочка выглядела как маленькая принцесса? Тогда детские золотые серьги с эмалью это то, что ей нужно. Они сделают вашего ребенка еще неотразимей.