Жители Саратовской области не знают, куда сообщать о неблагополучии в природе. В отчаянных попытках достучаться до власти они размещают видео на страницах в соцсетях. Там их вылавливают журналисты региональных СМИ. У них по закону есть право задавать вопросы чиновникам. Те должны на них отвечать. Но реакция должностных лиц, поставленных контролировать состояние природы, не может удовлетворить людей.

7654

Вот пересох пруд у поселка Расково в Саратовском районе. Жители дачного посёлка поблизости рассказали о гибели рыбы и бобров. Специалисты регионального министерства природных ресурсов и экологии выехали на место экологической беды. Походили по берегу, увидели, что ручей Грязный, который питает пруд, засыпан. Долго думали. Пришли к выводу, что русло ручья изменилось, потому что в него набросали землю «при проведении коммуникационной сети». Сообщили людям, что месяц-другой поизучают ситуацию, и передадут информацию специалистам по водным ресурсам.

В деревне Кокурино Саратовского района несколько лет назад образовались странные озёра. Районная администрация на тревогу людей не реагировала. Но когда жители разнесли информацию по соцсетям, к озёрам поехали чиновники из министерства природных ресурсов. Своими глазами увидели в озёрах темную вязкую жидкость, похожую на битум. Развели руками. Объяснили, что загрязнением почвы занимается межрегиональное управление Росприроднадзора. Пообещали передать под его контроль беду кокоринцев.

С весны о массовой гибели рыбы в водоёмах сообщают жители Федоровского, Ершовского, Марксовского, Татищевского района, Балаковского районов. Специалисты министерства успокаивают людей по-разному. Чаще всего говорят, что рыба умирает от нехватки кислорода. Недоверчивым заявителям обещают рассказать точную причину после сбора проб и полного анализа воды в водоеме. К концу лета наиболее ходовой у чиновников стала версия о том, что рыба гибнет из-за 40 градусной жары и цветения воды.

Летом жители Балакова с удивлением рассматривали растущие горы шелухи от семян подсолнечника рядом с развилкой дороги у поворота на Вольск. В министерстве природных ресурсов, узнав о несанкционированной свалке, пообещали прислать инспектора, который установит, что это за земля. Если сельхозназначения, то нужно будет обращаться в Россельхознадзор. Если земле присвоена другая категория, то на огнеопасную свалку должны отреагировать в Росприроднадзоре.

Что имеем в итоге? У министра экологии на приём людей отведено два часа в месяц. Изучение сферы ответственности чиновников его ведомства тоже приводит в уныние. По штатному расписанию в этом подразделении регионального правительства работает больше ста человек. Только одних начальников отделов и управлений насчитала 23. Они составляют программы по охране окружающей среды, мониторят её состояния, готовят семинары, отвечают за различные согласования и ставят разрешающие подписи.
В принципе людям можно обратиться письменно к начальнику отдела государственного экологического надзора по Саратовской области межрегионального управления Росприроднадзора. Но эта возможность обставлена миллионом условностей. Нарушить их проще простого. И тогда заявление отправляется в мусорку.

В этой картине всеобщей безответственности примером для остальных выглядит природоохранный прокурор. Он не побоялся вступить в судебный спор с мэрией Саратова, которая дала «добро» на спил деревьев в городе без всякой инвентаризации. Суды идут трудно, но прокурор обещает дойти до высшей инстанции. Публичную полемику он позволяет себе и с министром экологии. Когда тот хвастает восстановлением лесов, прокурор напоминает, что они в Саратовской области занимают меньше 7% площади.

Ольга Копшева, г. Саратов
https://t.me/shorohi64