С каждым годом в предпринимательском сообществе все тверже уверенность в том, что государство не просто самоустранилось от какой-либо поддержки малого и среднего бизнеса, но заинтересовано в его исчезновении как субъекта хозяйственной деятельности.

6543у

Пандемия коронавируса до костей обнажила существующие проблемы и лишний раз продемонстрировала приоритеты действующей власти в этом вопросе.
На словах все выглядит красиво и правильно. “Мы знаем, что миллионы людей заняты у нас в малом и среднем бизнесе, на небольших предприятиях. Нельзя допустить, чтобы этот значимый сектор пострадал из-за резких перепадов конъюнктуры или форс-мажорной ситуации”, – сказал В. Путин на совещании с членами правительства РФ в марте этого года.
Что же на деле? Вот перечень мер, предпринятых государством для поддержки предпринимателей. Информация с официального портала стопкоронавирус.рф.

Мораторий на банкротство (смысл в том, что сейчас вы не разоритесь, только когда эту меру отменят); мораторий на проверки бизнеса (вообще непонятно, какие могут быть проверки, когда работа по факту не велась); кредитные каникулы в наиболее пострадавших сферах; беспроцентные кредиты на зарплату (этот и предыдущий пункт оставим без внимания — из-за фактической неработы данных мер и после того, как огромному количеству людей вплоть до министра экономического развития М. Решетникова  банки отказали в этом); снижение страховых взносов; помощь экспортёрам (точная цитата: «Российский экспортный центр предоставляет предпринимателям адресные консультации с учетом ситуации в отрасли и специфики предприятия»); отсрочка арендных платежей; налоговые каникулы (вообще лишено практического смысла — например, при доходе 0 и 6% налоге он и так будет отсутствовать).

Всё это больше напоминает ситуацию, когда сделать что-то надо, но результат не сильно волнует. То есть, для следующего обращения к народу фразу «предпринят обширный ряд мер помощи малому и среднему бизнесу» сказать уже можно абсолютно справедливо. Результат поддержки при этом во внимание не берётся — да и непонятно вообще, доживёт ли сам бизнес до подведения каких-то итогов.

Нет критериев, кому и как нужно помогать в первую очередь. Есть список пострадавших отраслей, который тиражируется везде. Но в нем нет, например, юридических компаний, которые при фактическом закрытии судов и государственных органов не имели возможности осуществлять свою деятельность. Зато в список попали аптеки, взвинтившие цены на лекарства и маски, ни дня не простаивавшие во время карантина.

Крупный бизнес в приоритете. Это продолжение президентской мысли из интервью ТАСС о том, что структура экономики в России такова, что малые предприятия должны обслуживать крупные компании с государственным участием. Малый бизнес не рассматривается как самостоятельная отрасль, а рассматривается как придаток госкомпаний, которому дают возможность заработать. Кроме того, список системообразующих предприятий оказался вовсе не манной небесной, а бюрократической ловушкой. Из 1.3 тыс. вошедших в него предприятий льготных кредитов получило 139 организаций, в то время как все входящие в перечень обязаны еженедельно и ежемесячно предоставлять отчеты о финансовых, операционных показателях, HR, многие требуемые формы дублируют друг друга, но бессмысленную бумажную работу делать надо.

Неофициально всех поставили в курс, что невыполнение требований будет означать либо исключение из списка, либо полную бесцельность нахождения в нем: никакой поддержки не дадут. Однако в свете того, что 90% участников списка так ее и не получили, они уже задумываются, «а надо ли нам это», ведь все рассчитывали на преференции «автоматом», чего, в итоге, так и не случилось. Такой вот техничный бюрократический маневр.

Складывается впечатление, что мы наблюдаем переход к системе, когда все предприятия де-факто находятся под государственным контролем. В качестве примера.  В последние годы четко прослеживается тенденция к огосударствлению различных сфер, например, в банковской отрасли, где у большого количества банков были отозваны лицензии.  Государство не может позволить частным лицам  держать у себя капиталы населения: коррупция в ЦБ РФ, надзорных органах порождает огромные «дыры» в капиталах банков и следующие за ними возможные социальные потрясения. Гораздо эффективнее и проще взять всё в свои руки и распоряжаться по своему усмотрению. Так почему с банками получилось, а не получится с возрождением условного рыбного магазина «Океан» — самой крупной некогда монополии на продажу рыбы и морепродуктов, который заменит все непостоянные субъекты малого и среднего бизнеса в этой части рынка? Рано или поздно подобное случится, в той или иной форме. Это косвенно подтвердил и президент В. Путин в недавнем интервью Андрею Ванденко:

А. Ванденко: – То есть я правильно понял, “торгаш — жулик”?

В. Путин:  – В сознании народа, мы же так говорим.

А. Ванденко: – Я же про Вас…

В. Путин: – Знаете, я же тоже часть этого народа.

А. Ванденко: – Понятно.

В. Путин: – Поэтому, если по-честному сказать, ну если по-честному, ну так… Мы все так думаем.

Вот и получается, что экономике современного типа предприниматели не нужны. Они должны бороться за своё право существовать сами, находя новые пути и решения. В конце концов, предпринимательская деятельность согласно ГК РФ — «самостоятельная, осуществляемая на свой риск». Так вот: предел этого самого риска уже наступил.

О. Лубкова, депутат районного Собрания Пугачевского района