Сегодня многие уже подзабыли, о том, как в начале 2017 года саратовский губернатор Валерий Радаев объезжал населенные пункты области, с энтузиазмом призывая земледельцев наращивать посевной клин, чтобы затем собрать рекордный урожай зерновых. Призывал он собрать немало: 6 млн тонн. Селяне откликнулись и в 2017 года Саратовская область собрала рекордный урожай. Однако судьба его была печальной. По мнению экспертов более половины этого урожая попросту сгнило, а другая часть была реализована по бросовым ценам, оставив хлеборобов ни с чем. После “казуса с рекордом” о росте производства зерновых перестал говорить даже губернатор.

653

Когда победные реляции о небывалом сборе зерновых стали поступать с полей, обрадованный губернатор незамедлительно поздравил аграриев области с отличным урожаем. В своем обращении к хлеборобам он особо подчеркнул, что “Сельское хозяйство важный приоритет развития Саратовской области. Регион готов изучать лучшие практики и защищать интересы аграриев. Одна из инициатив, которая обсуждается на самом высоком уровне, — дифференцированная поддержка хозяйств с учетом климатических условий. Это особенно актуально для нашей области, находящейся в зоне рискованного земледелия”.

Однако Радаев в тот раз ничего не сказал аграриям о том, какая судьба ожидает собранный ими урожай потому, что сказать ему по этому поводу было нечего.

Рекордный урожай зерновых в 2017 году собрали не только аграрии Саратовской области. В целом по России этот год оказался богат на урожай зерна. Невиданный намолот обрушил цены на продукцию. На рынке зерна сложилась критическая ситуация. По сравнению с прошлым годом цены упали в несколько раз.  Поскольку под будущий урожай брались кредиты, в связи с падением цен на зерно, которое стало стоить ниже себестоимости, аграриям просто нечем стало выплачивать заемные деньги. Возникла угроза массового банкротства фермерских хозяйств.

Низкие цены на зерно – это еще полбеды, все равно на продажу шло зерно прошлых урожаев (в 2016 году саратовские аграрии собрали более 4 млн тонн), а вот зерно нового урожая надо как-то сохранить. В этой связи хлеборобы Саратовской области оказались в критической ситуации:  рынки сбыта перенасыщены, большая часть зерна не является товарным, хранить его негде – система элеваторов в регионе уничтожена. 

Критическую ситуацию с хранением и переработкой был вынужден признать и наш земляк – спикер ГД Вячеслав Володин, который констатировал, что нам “необходимо развивать базу для хранения зерна. Сегодняшняя во многом устарела, и в основном, состоит из зернохранилищ и элеваторов, которые были построены в советские годы. Она и раньше не была рассчитана на большие урожаи, поэтому зерна много гибло на зернотоках под открытым небом”.

Зерно стало гибнуть и уже в постсоветское время, особенно в 2017 году, когда собрали небывалый урожай.

Саратовские аграрии, отвечая на призыв Валерия Радаева дать на гора рекордный сбор зерновых, засеяли все свободные площади пшеницей, но осенью выяснилось, что ее просто некуда девать. Горы зерна, едва прикрытого целлофаном, оставались лежать под открытым небом.

“Все наши хранилища забиты, элеваторы переполнены. Зерно лежит на току под открытым небом, – говорил тогда руководитель ООО “Земледелец Поволжья” Валентин Фогус. – Наш участок – часть большого предприятия, которое может себе позволить перенаправить транспортные потоки с новым урожаем на более удаленные элеваторы. Что же делать остальным, ведь с этой проблемой столкнулись практически все аткарские фермеры? Выходит, радоваться нечему. К тому же идет большой перерасход топлива: до 20 тонн ограничен весовой контроль элеватора “Безымянский” в Энгельсе при возможности большегруза взять до 80 тонн”. Местные журналисты напоминают, что в Аткарске когда-то работал свой элеватор, которого сейчас очень не хватает”.

Спрашивается, как мог “аграрий от сохи” Валерий Радаев, призывать фермеров наращивать объемы урожая, зная о том, что в Саратовской области разрушена база хранения и переработки зерна, а та, что есть не в состоянии справиться с собранным объемом зерновых?

Осенью 2017 года у Радаева были выборы губернатора. Вполне возможно, что разглагольствования о высоком урожае нужны были ему для того, чтобы бравировать цифрами на выборах. Поэтому он особо и не напрягался по поводу того, а куда будут девать свое зерно обнадеженные им фермеры.

Это был один из многих, однако самый яркий пример некомпетентности и волюнтаризма саратовского губернатора. Это был пример отсутствия  элементарных знаний в области планирования, логистики, переработки. Нельзя призывать аграриев наращивать объемы зерна, если его негде хранить. Нельзя это делать, не изучив и конъюнктуры зернового рынка. 

Возникла просто чудовищная ситуация, когда Саратовская область, собрав рекордный урожай, оказалась в убытках. С тех пор о рекордах зерновых говорить перестали. Аграрный сектор, когда-то бывший приоритетным для Радаева, перестал быть таковым. Сегодня можно с уверенностью говорить, что рекорд 2017 года, как это не парадоксально, стал началом конца аграрной отрасли. О том, что это так, свидетельствуют цифры последующих сборов зерновых.

Уже в 2018 году область в два раза сокращает производство зерна, доведя его до 3 млн 314 тыс. тонн. Судьба даже этого урожая – неизвестна. В 2019 году производство сокращается до 3 млн 114 тыс. тонн.  Радаевская афера с наращиванием объемов произведенного зерна при отсутствии средств хранения и переработки не принесла области прибыли. Зато принесла убытки, которые до сих пор так и не подсчитаны.

П. Красильников, vremenynet.ru