В гостях у газеты «Пугачевское время» предприниматель Алексей Николаевич Князев

236

– Алексей Николаевич, у О Генри, есть рассказ «Дороги, которые мы выбираем». Там герой, уйдя в юности из родительского дома, чтобы стать финансовым воротилой, на развилке свернул в противоположную сторону и после часто думал, «что было бы со мной, если бы я выбрал другую дорогу». Вас такие мысли не посещают?

– Я человек верующий. В храм меня привели некоторые ситуации, при которых речь шла о том, жить мне или нет. Выпадало жить. Поэтому, я считаю, что все в руках Божьих. Все случилось так, как должно было случиться.

После окончания первой средней школы, я поступил в Саратовский государственный зоотехническо-ветеринарный институт. Получил диплом ветврача. Ни дня не проработав по специальности, поступил в Поволжскую Академию государственной службы на факультет государственного муниципального управления. Кафедрой заведовал В. В. Володин. Он у меня тогда преподавал и я могу назвать его своим учителем.

После учебы вернулся в Пугачев. Середина девяностых годов. На руках два диплома, а работы нет. Занялся бизнесом. Разъезды, встречи, поиски партнеров. Дела привели в Перелюбский район, где я познакомился с тогдашним главой администрации В. А. Лапкиным. Он только вошел в должность, набирал команду. Наверное, увидел во мне какой-то потенциал. Во время очередной беседы предложил место начальника торгового отдела. Я согласился, остался в райцентре, перевез семью. За пятнадцать лет, конечно, этот край стал мне близким и родным.

– Аппарат управления, основанный на принципах старшинства, неохотно открывает двери новичкам. Как Вас приняли в Перелюбской администрации?

43576
В Перелюбе

– Я был молодым, с определенным багажом знаний, но без опыта. Есть такой принцип: «Научиться играть, можно только играя с сильным противником». Чем больше препятствий я встречал, тем острее возникало желание их преодолеть. Через три года я уже был заместителем главы администрации. Проработал около семи лет. Это хорошая школа. Учишься всему. Должность сталкивает с масштабными задачами, интересными людьми.

– Пятнадцать лет – серьезный отрезок жизни. Почему вернулись в Пугачев?

– Возможно, я сейчас произнесу сентиментальную чушь, но с возрастом тянет туда, где жизнь была проще, люди добрее и светлее, воздух свежим и отношения среди людей и родных были теснее и бескорыстнее. До физической боли захотелось в город своего детства. Я пытался как-то объяснить себе то, что происходит, но не смог. Это что-то сродни инстинкту, как у перелетных птиц, которые возвращаются домой после зимовки.

– Город детства изменился?

345
Школьные годы чудесные…

– Визуально изменения я, конечно, наблюдал. Новые дома, магазины, офисы. Когда жил в Перелюбе, в  Пугачеве часто приезжал по делам, навещал маму, родных. Когда уже переехал, первое что сделал – отправился гулять по тем местам, что память держит и никак не хочет отпускать. 

Я с удивлением обнаружил, что улицы стали маленькими и короткими, деревья низкими. Школа, в которой учился – беззвучно кричит пустыми окнами, как беззубым ртом, а памятник В.И. Чапаеву перенесен с площади в какой-то закуток. Матери товарищей по играм постарели, сами друзья переехали. На всём какая-то дымка забвения и грусти.

– Еще Г. Шпаликов в прошлом веке писал: «Никода не возвращайся в прежние места…»

– Не соглашусь. Наоборот, в такие моменты становишься внутренне моложе, вспоминая свои детские похождения, а грустинка, ностальгия, так куда же без нее. Тем более, если вам было хорошо в те далекие времена. В какой-то миг вдруг начинаешь остро понимать, как быстротечно время, и как надо ценить то, что осталось, а осталось, по сравнению с прошедшим – не так уж и много.

– После чиновничьей службы Вы вернулись в бизнес. На что Вы его ориентировали?

– Перелюб, это окраина Саратовской области. Новые технологии туда идут долго, а подчас вообще не доходят. Поэтому первое, что я сделал – открыл салоны сотовой связи, установил платежные терминалы.
В селе не было ни одного заведения, где можно было бы цивилизованно провести время. Появилась идея открыть пиццерию. Приобрел помещение, пригласил на работу специалистов. Когда уезжал в Пугачев, кафе продал. Основной бизнес по-прежненму остался в Перелюбе.

– Где проще быть предпринимателем в Перелюбе или Пугачеве?

– Перелюбскому предпринимателю гораздо сложнее. Все вопросы решаются в Пугачеве: здесь оптовые базы, банки, контролирующие органы. За какой-то подписью на документе нужно отмахать 120 километров. Преимущество Перелюба, как всякого небольшого муниципального образования – все друг друга знают. Следовательно, есть возможность избежать всевозможных бюрократических проволочек.

– Расскажите о своей семье.

24536
С женой

–Мой прадед  Евдоким Галактионович  Князев служил ветеринаром  у В.И.Чапаева. Корни моей  мамы из с. Большая Таволожка. Там, у деда я и проводил свое босоногое детство. По отцу – корни пугачевские. У моей мамы одна единственная запись в трудовой книжке: Пугачевская районная больница, где она проработала 39 лет после окончания медицинского училища.

Папа был водителем, работал на пассажирском автобусе, на машине «скорой помощи». Родной дядя живет в Саратове, он известный хирург, «Заслуженный врач России», доцент кафедры ЛОР болезней медицинского университета. С женой моей мы познакомились в институте, там же поженились. У нас дочь, которая в этом году сделала нас с супругой бабушкой и дедом.

– Вы выдвигали свою кандидатуру на должность заместителя главы Пугачевского района. Зачем?

– Искренне полагал, что мои знания и опыт работы в исполнительной власти могут пригодиться району. Выяснилось, что это не так. И, честно признаться, я рад, что не угодил в то, что сейчас из себя представляет администрация Пугачевского района.

– Что Вы имеете в виду?

– Даже в самые непростые времена, когда  перелюбские разборки гремели на всю страну, когда при арестованных счетах руководители, вместо того, чтобы заниматься делом, выясняли «кто в доме хозяин», когда внутри коллектива управления преобладала атмосфера недоверия и главенствовали необщественные интересы, а интриги, и то не было такого деструктива, как в нынешней пугачевской власти.

Подобного бездарного управления я не помню за всю свою жизнь. В Перелюбе хватило ума, воли и умения договариваться, чтобы вытащить район из болота. В Пугачеве, боюсь, это уже почти невозможно без  координальных перемен.

– Алексей Николаевич, как Вы относитесь к тому, что сегодня происходит в стране. В частности, к пенсионной реформе?

– А как я должен к этому относиться? Как любой нормальный человек, считаю эту реформу преступлением против собственного народа. Причем, складывется впечатление, что инициаторы этого действа намеренно пытаются довести людей до такой точки кипения, за которой последует социальный взрыв, который снесет с карты мира страну. Вот, что страшно.

– Вы были на празднике, посвященном 90-летию Пугачевского района?

– Не был. Считаю, что тратить деньги на подобные мероприятия, когда район находится в тяжелейшем экономическом кризисе, по меньшей мере, безнравственно. Верно и точно заметил один из читателей сайта «Пугачевское время», опубликовав под статьей об этом празднике комментарий: «Представляю такую картинку: дома жрать нечего, на огороде неурожай, а если урожай, то продать некому – денег у людей нет, холодильник потек…  А я как глава семьи вытащил во двор колонки, музон посильней, пляшу, песни горлопаню, и фейерверки запускаю, ну какой же праздник без огней в небе… P.S. Чего-то не пляшется на твоем празднике Миша, и не поется…»

– На что Вам жалко тратить деньги, а на что нет?

– Жалко тратить деньги на бестолковые дела. Знаешь, что добра не выйдет, но волей обстоятельств платишь. Финансовая система у нас не сбалансирована. Например, банки дают ссуды, мягко говоря, под нецивилизованные проценты.

Всегда найдутся охотники рассуждать о достоинстве профессий, престиже предприятий. Не будет ни достоинства, ни престижа без стимулирующей оплаты труда работников. Вот на нее мне денег не жалко. Я знаю, что вложенные средства обернутся мастерством, качеством, производительностью, дисциплиной. Выхожу за рамки бизнеса. Помогаю обездоленным людям, детским учреждениям.

– Во что Вы верите?

– В Бога, в свою семью. Надеюсь на нее, живу для нее.

Вопросы задавал  С. Аристов