17 апреля было опубликовано постановление Правительства РФ, согласно которому гражданам, лишившимся работы после 1 марта 2020 года и зарегистрированным в качестве безработных будет выплачиваться пособие по безработице равное минимальному размеру оплаты труда.

6534

Постановление вызвало споры противников и сторонников. Федерация независимых профсоюзов рекомендовала установить пособие по безработице в размере от 12  130 рублей до 51 000 рублей в зависимости от прожиточного минимума конкретного региона страны. В Минтруда опасались, что некоторые люди принципиально откажутся от работы, если будут получать повышенные выплаты по безработице. И вот, похоже, то, о чем предупреждало Министерство труда и социального развития, происходит.

Так, например, в Пензенском районе бывшие работники, которым сейчас положено по 12 с лишним тысяч рублей пособия, ушли с местных предприятий, так как получать поддержку от государства выгоднее, чем зарплату. Источники в региональных отделениях ПФР, Фонда социального страхования, центрах занятости населения Саратовской области проинформировали СМИ, что только за одну неполную неделю – с 13 по 16 “выходного” апреля признаны безработными 1 116 жителей области. Причем, подавляющее большинство из них – 783 человека, или 70% – уволились по собственному желанию.

Губернатор В. Радаев признал, что всего за время пандемии коронавирусной инфекции официально потеряли работу 47 тысяч человек. По данным Саратовстата средняя номинальная начисленная зарплата в регионе по итогам мая составила 33 849,8 рубля. Нарисованные цифры не бьются. Спрашивается, если бы у людей была хотя бы такая зарплата, кто-то бросил бы работу? 

Рассказывает жительница Пугачева Татьяна И., 38 лет.

– До пандемии работала кассиром в сетевом магазине “Гроздь”. График два дня через два. Зарплата десять тысяч “грязными”. Когда узнала, что пособие по безработице увеличили до прожиточного минимума, уволилась и встала на учет в Центре занятости. Получаю больше, нервов и здоровья трачу меньше, плюс все успеваю по дому, детям больше времени уделяю.

Говорить надо именно о малой зарплате, а не большом пособии. У людей просто не осталось никакой мотивации к труду. Достаточный для нормальной жизни уровень, для честных тружеников  недостижим и они это прекрасно понимают, и уже не стремятся к жизненному успеху, а вместо этого стараются минимизировать усилия.

В государстве, где власть заботится о своих гражданах, такая ситуация сразу вызвала бы озабоченность, которая повлекла за собой принятие мер, направленных на увеличение оплаты труда. И начала бы с создания для предпринимателей нормальных условий – уменьшение налоговой нагрузки, тарифов, количества проверок, всего  того, что заставляет работодателей платить людям нищенскую зарплату.

У нас подобного не будет. Максимум, посудачат на эту тему пара экспертов-экономистов. И снова в возмущенном разуме возникает вопрос:  “Почему среди сотен чиновников, в чьей компетенции решать такие проблемы, нет  ни одного, который бы написал в своей резолюции: хватит уничтожать население нашей страны, обрекая его на выживание. Урежем зажравшимся министрам, генералам, олигархам и прочим, пасущимся у кормушки, аппетиты, и дадим, наконец,  людям возможность почувствовать себя людьми?” Вопрос, конечно, риторический. Ответ известен всем. Как в старом анекдоте: “Когда же у нас будет хорошо?”, “Никогда. Хорошо уже было…”

С. Вершинин