Сегодня в гостях у «Пугачевского времени» Заслуженный артист России Владимир Скворцов, которого по праву можно назвать артистом со своим, особенным стилем, своей интонацией. Во времена, когда актерские лица стерты, в Скворцове очень ярко выражена индивидуальность. Его запоминаешь даже в эпизоде, он никогда не бывает просто статистом, создающим общий фон. Наш корреспондент связался с Владимиром Евгеньевичем и попросил его ответить на несколько вопросов.

– Владимир, Вы один из самых ярких актеров поколения, заявившего о себе в конце 90-х годов. Скажите, стать актером – это зов души или воля случая?

– Никакого случая. Все осознанно. Я с третьего класса хотел стать только актером.  Желание мое подкреплялось занятиями в театральной студии. В институт я поступал  четыре года. И на четвертый раз поступил во МХАТ к великой актрисе и выдающемуся мастеру Алле Покровской.

– В Вашей семье, кроме Вас, кто-то имеет отношение к творчеству?

– Нет. Все члены моей  семьи “транспортники”-работали в руководящих структурах на различных железных дорогах. Я один  “выпал из гнезда”.

– Насколько Владимир Скворцов в театре отличается от Владимира Скворцова в жизни?

– Наверное, ничем. Я не люблю смешивать игру и жизнь. Я нетипичный актер. Мне, в отличие от многих, интересно “покопаться  в себе”. А в жизни я простой парень, который одевается в широкие штаны, и носит разные странные головные уборы. В жизни я часто экспериментирую со своим имиджем. Я могу подстричься наголо и сделать на затылке татуировку. В театре подобные шалости  не приветствуются, поэтому, приходится хулиганить, когда долго нет спектаклей.

– В сериале «Проклятый рай» у Вас неоднозначная роль, как Вы сами относитесь к своему герою, Алику?

– Это, пожалуй, один из самых неоднозначных персонажей в российской сериальной практике. Вот уж про кого надо снимать отдельную историю. Алик – обаятельное чудовище. По сути – расчетливый человек, который считает, что он вправе распоряжаться судьбами людей, но жизнь ставит над ним свои страшные эксперименты. Бизнес, который они со своей подругой открыли, ни к чему хорошему привести не мог. В итоге – соответствующий финал.  Мне жалко этого героя, по-человечески, однако, я понимал, что оправдывать ни его, ни его род деятельности, не стоит.

– Владимир, Вы, прежде всего, театральный актер. Как Вам работается на кинематографической площадке?

– У меня  по разным причинам долго  не получалось поработать в кино. Тем не менее перед камерой я не чувствую никаких трудностей. Просто надо быть абсолютно естественным и органичным. Это мне интересно. Я пытаюсь открыть в себе что-то новое. Каждый очередной проект-новое интересное открытие. Я именно учусь, а не занимаюсь самолюбованием.

– У Вас есть режиссерские работы. Это желание попробовать себя в чем-то новом или дань моде?

– Мода здесь не причем. Режиссура – это мое второе я. Однажды я решил попробовать себя в качестве режиссера и меня “затянуло”. Я выпускаю спектакли редко, раз в два-три года.

– Звание Заслуженного артиста России ко многому обязывает, тяжело держать планку?

– Звание – это поощрение государством моих  профессиональных достижений. Я не изменился после награждения. Каким был, таким и остался – веселым, позитивным, человеком, который при любых обстоятельствах стремится только вперед.

– Считаете ли Вы себя востребованным и популярным?

– Я давно не работал в театре. Не было желания играть. Ничего нового в течении трех с половиной лет. Сейчас, думаю, тот период закончился. Впереди новые проекты. В кино – грех жаловаться, но хочется роли в серьезных фильмах, хотя я понимаю, что таких  желающих сниматься множество, а возможностей мало. Поэтому, не стоит гневить Бога, я доволен. Про популярность могу сказать, что я не знаю как это – быть популярным, узнаваемым. Натянул шапку и вперед, никто не узнаёт на улицах и в метро, а кто узнает, тот улыбнется и пойдет дальше.

– Помните свой первый выход на профессиональную сцену?

– О, да! Это было в спектакле театра “ET-CETERA” “Руководство для желающих жениться”. Я там играл небольшую роль молодого жениха, которого совратила нимфоманка. Премьеру играли в  Звездном Городке.  Спектакль был на выезде. Мне все тогда говорили: “Вот, это символично – играешь в Звездном Городке, значит станешь звездой”! Естественно, роль была сыграна провально!

– Вы работаете в театре А. Калягина. Какой он в общении и как Вам с ним работается?

– Александр Александрович любит свое дело и очень требователен к  актерам. Я отношусь к нему с большим уважением. Часто он нам, своим актерам делает замечания, и таким образом мы учимся. Знания, которые он нам передает – бесценны. В общении Мастер прост и сложен одновременно, но кто сказал, что  талантливые люди простые?

– Ваша первая роль в кино?

– Из заметных – роль журналиста Володи в фильме Вадима Дербенева “На углу у Патриарших”.

– Часто из сериала в сериал кочуют одни и те же артисты, не всегда достаточно профессиональные. Вы знаете эту кухню изнутри, скажите, если не секрет, чем обусловлена такая позиция режиссеров: кумовством, скромными запросами актеров?

– Не знаю. Режиссеры сейчас мало что решают. Если это не уважаемые мастера, которые имеют право настаивать на своем видении, подбирая актеров в проект, то совсем сложно. Мне неизвестны принципы отбора актеров для участия в проектах на телевизионных каналах, но иногда я прихожу в негодование, видя то или иное лицо на экране. Лучше не смотреть. Стыдно.

– Есть ли у Вас кумиры среди актеров прошлого или настоящего?

– Кумиров у меня нет. Я уважаю всех талантливых и ищущих людей. Никогда никому не завидую и не собираюсь.

– Что бы Вы могли пожелать читателям нашей газеты?

– Пожалуйста, держитесь и не пасуйте перед трудностями. Вслед за черной полосой обязательно наступит белая. Так было, есть и будет! Удачи, здоровья и любви!

Вопросы задавал С. Аристов