Механизатор Павел Бичевский, средних лет, потомственного крестьянского рода, медленно, будто лениво, говорил:
— Радости мало. Колхозы развалили, и пошло – поехало. Последние начальники над нами были из Самары. То ли земля им чужая, то ли они земле чужие: хозяйство довели до нуля и уехали. Про Алексея Душечкина мы слышали. Он в «Фурмановском» начинал лет десять назад, наладил производство. Народ о нем отзывался положительно, поэтому встретили мы его хорошо и, кажется, впервые не ошиблись  в выборе.
Алексей Душечкин, насквозь пугачевский, еще пацаном, когда в школе заводили речь о профессиях, говорил о небе. Он и стал летным офицером. Женился рано и уже с семьей поехал на Дальний восток в вертолетный полк возле самой границы с китайцами. Только времена были непонятные. Армию сокращали. Душечкины остались не у дел. Куда им, как не в Пугачев, в маленький,  родной город?
Родной  город посерел, и его тоже несло куда – то вбок от привычного уклада. Во всяком случае, рабочих мест не было, зато была длинная очередь на биржу труда. Душечкин помрачнел. Тогда всех тянуло к нефтяной трубе, к бензиновому бизнесу. Не мудрствуя лукаво, бывший летчик решил открыть заправочную станцию в Краснопартизанском районе. В Пугачеве этих станций было полное обилие, поэтому Душечкин искал место, где конкуренция не столь велика. Что касается денег, то у него имелась японская машина, которую можно было продать, плюс возможность взять кредит в банке.
— Зачем тебе автозаправка? – спросил глава администрации Александр Тимофеев. — Сегодня она нужна, завтра – нет.
Руководитель района  смотрел на волевое лицо Душечкина. В бывшем офицере чувствовалась сила. Не в перекате мускулов, а внутренняя, которую выдают повадки. Такие люди быстро становятся лидерами и никогда не останавливаются, даже если достигнут какого – то заветного рубежа.
— Ты землю бери, — сказал глава района. – Хлеб – он всему голова. Или иди в фермеры, или уходи из района.
Это была нарочитая грубость. Тимофеев знал, что она не оскорбит и не испугает Душечкина, но даст понять, что разговор серьезный и предложение тоже серьезное.
Вот так, неожиданно для себя, бывший военный пилот Алексей Душечкин получил 500 гектаров земли в бывшем «Фурмановском» совхозе. Он знал, что булки не растут на деревьях. На этом его представления о сельскохозяйственном производстве заканчивались.
У нового фермера не было знаний, но были организаторские способности. Каких – то специалистов он буквально выдернул из Пугачева, а на месте, в Фурмановском, привлек к себе хлеборобов из старшего поколения. Их опыт был бесценен.
Душечкин не знал, что повторяет путь и приемы известного в прошлом агронома Бориса Душкова. Даже в фамилиях у них было что – то общее, однокоренное, светлое. Так вот Борис Душков, командуя земледелием во всем Пугачевском уезде, никогда не принимал ответственных решений без совета с крестьянами. Он ценил их вековую  мудрость, помогал обустраивать сельскую жизнь и был настолько уважаем, что деревенские мужчины снимали перед ним шапки.
Год был трудным, но при людской поддержке фермер засеял поля и собрал урожай. Момент перелома прошел. Началась другая жизнь. Душечкин поступил в сельскохозяйственный институт. Он был занят производством, но дома штудировал учебники, писал контрольные и курсовые работы. Он не гнался за дипломом, он гнался за знаниями и потому все делал самостоятельно и не  шел к преподавателям с черного хода.
За десять лет он стал одним из ведущих фермеров. Он прикупал землю, обрабатывал, вовремя платил зарплату и снабжал крестьянские подворья кормами. Без подсобных хозяйств в селе никто не живет.  В «Фурмановском» Душечкин имел в обороте четыре тысячи гектаров угодий, но, как и угадывал когда – то Тимофеев, Алексея влекли масштабы. В Милорадовке он оформил еще шесть тысяч гектаров, создал больше 30 рабочих мест.
Начинать  дело с нуля – всегда трудно. Кто – то не выдерживает, бросает все и уходит в наемные работники. Кто – то останавливается и говорит: хватит. Очень немногие продолжают развивать  производство не потому, что они не знают меры, а потому, что хотят устроить жизнь так, чтобы любой и каждый чувствовал себя достойно при денежном достатке, крепком доме и крепкой семье.
Встречаются люди с трудной судьбой. От них можно отказаться. Душечкин не отказывается. Не обделяет, не загоняет  в угол – работает.
В севообороте, помимо зерновых, есть технические культуры, в том числе нут. Это для Израиля. Заморская страна платит за нут хорошие деньги и является надежным  рынком сбыта. Вообще, Алексей наладил контакты с покупателями продукции полей. Они и на севере, и на Дальнем Востоке. Начато интенсивное развитие животноводства.
Алексей Душечкин построил дом, посадил дерево, воспитывает трех сыновей. У него хорошая семья, красивая жена. Чтобы не отстать от мужа, она ведет свое дело. Хотя оно совсем не масштабное и не приносит ощутимую прибыль, дело остается делом. Оно требует знаний, организации и затрат времени. Так что крупные домашние работы супруги выполняют вместе, естественно, при содействии детей. Они должны знать, что ничто не происходит само собой и в основе хорошей жизни лежит труд.

Н. Петров
На снимке:  Алексей Душечкин в поле

Вам на заметку:

Рекламный бизнес является очень конкурентным, поэтому выживают в нем только сильнейшие. Купите led дисплей и разместите его в своем городе, так вы превзойдете своих конкурентов в глазах клиентов.