Акционирование пугачевского мясокомбината в 1992 году шло своим чередом. Контрольный пакет акций — 56 процентов оставался у коллектива, 44 процента акций предстояло продать в надежные руки. Директор предприятия А.В. Голубев подыскивал подходящего партнера. На фоне других предпочтительно выглядела саратовская фирма “Лигатура”. В состав ее правления входили видные руководители: заместитель начальника Главсредволговодстроя, директор крупного метизного завода Саратова, ректор института механизации сельского хозяйства. Возглавлял фирму известный в Пугачеве по хозяйственной и управленческой работе Н.Б. Годунов. Для «Лигатуры» мясокомбинат тоже представлял определенный интерес. Комбинат производил в год три тысячи тонн мяса и 400 тонн колбасы. Коллектив предприятия был стабилен и состоял из хороших мастеров. Кажется, в 1978 году Н.Б. Годунов был направлен из Саратова в Пугачев руководить заводом ЖБИ «Облсельстроя». Новый директор успешно проявил себя, активно участвовал в социальном обустройстве города. Старания Н.Б. Годунова не прошли мимо пугачевского
начальства. Годунов был выдвинут на работу в горисполком, а затем избран вторым секретарем горкома КПСС. По тем временам стал, по сути, вторым лицом в системе управления Пугачевом. Стоять за чужой спиной Годунов не хотел и стремился получить всю полноту власти, но проиграл на выборах Ю.И. Рудневу и отбыл в Саратов.
По истечении нескольких лет Годунов вновь прибыл в Пугачев, но уже в новом качестве. Он обладал даром убеждения, рисовал благополучные картины будущего, и А.В. Голубев с благословения коллектива продал «Лигатуре» 44 процента акций мясокомбината. Саратовские компаньоны хорошо помогали мясокомбинату на первых порах. Но их интерес был корыстен. “Лигатура” видела предприятие своей собственностью. А.В. Голубеву, как он говорит, открытым текстом было предложено продать мясокомбинат. Для кого — то это нормально и возможно. Достаточно обмануть владельцев акций, скупить за бесценок ценные бумаги, и дело сделано. Голубев наотрез отказался. Операции подобного рода пугачевскому директору были противны по определению.
Отношения с “Лигатурой” стали натянутыми, холодными, всякая помощь и поддержка прекратились. Потеряв интерес к пугачевскому мясокомбинату, «Лигатура» перепродала свой пакет акций. Ничего хорошего ждать от этого не следовало. Возможно, сейчас кто – то скажет: «Если бы Голубев продал акции «Лигатуре», все могло пойти по – другому». Не могло. «Лигатура» приобрела в собственность пугачевский завод ЖБИ-5. Вскоре она его обанкротила, распилила, растащила по частям. Был завод, и нет. Только пустырь. Между тем лигатуровский пакет акций мясокомбината через третьи руки, как спелый помидор с куста, совершенно неожиданно упал на стол
пугачевской администрации. Говорят, это был просто щедрый бескорыстный подарок. Кто знает? Но как бы там ни было, владеть почти половиной акций мясокомбината стал муниципалитет.
В период дележа собственности, когда акции блуждали по чужим рукам, А.В. Голубев не раз обращался к главе администрации В.П. Зубову. С ним Голубева связывали не только служебные отношения, но и многие годы дружбы, товарищества. Но В.П. Зубов и в домашней обстановке, и в своем кабинете всегда уходил от разговора, ссылался на неосведомленность. Возможно, он был поглощен другими заботами, которые превращали его из чиновника средней руки в состоятельного и влиятельного человека. Пожалуй, тут не до дружбы, и тем более не до мясокомбината. Отношения А.В. Голубева с В.П. Зубовым окончательно испортились. Они перестали здороваться. Законных оснований для изгнания Голубева не было. Поэтому появились другие методы. Как говорит Голубев, коллективу стали внушать, что все беды идут от директора. Мол, стоит поменять управление, как предприятие воспрянет и расцветет. Состоялось собрание. А.В. Голубева освободили от должности. В состав правления мясокомбината вошли заместители главы администрации и один зав. отделом. Итак, чиновничий квинтет начал руководить мясокомбинатом с первого января 2001 года.
Неведомо, сколько килограммов колбасы предприятию удалось сделать, но через полгода комбинат разорился. Началась растащиловка. Еще до банкротства предприятия обанкротилось его управление. Оно показало полную несостоятельность. Все пошло прахом. Дорогостоящие холодильники, другое технологическое оборудование. Стены стали разбирать на кирпичи. Рабочих выставили на улицу. Почти через десять лет, как почил в бозе пугачевский мясокомбинат, перед хозяйственным активом Пугачева выступал депутат, вице — спикер Госдумы В.В. Володин. Он касался многих аспектов жизни, в том числе говорил и о бездарном управлении. Пензенская область, например, закупает мясо в Марксе для своих мясокомбинатов, а саратовские мясокомбинаты разорены. Пугачевские отцы-командиры сидели в зале, сокрушались и негодовали: «Надо ведь!»
А.В. Голубев работал на мясокомбинате со студенческой скамьи. Он насыщал его новым оборудованием, обустраивал производственный быт. Он был предан предприятию. Какой смысл было отлучать его от комбината? Допустим, останься он на месте, чудес бы не произошло и производство бы не закрутилось. Но, скорее всего, Голубев сохранил бы технологическое оборудование, ядро коллектива и при благоприятной ситуации пугачевский комбинат непременно включился бы в работу. Но история не терпит сослагательного наклонения. И вышло так, как вышло.
Что касается “Лигатуры”, то ее давно нет. Н.Б. Годунов защитил кандидатскую, а затем докторскую диссертации, преподавал в университетах, занимал видные управленческие должности в правительстве Саратовской области и Москвы, состоял на должности министра в региональном транспортном министерстве. В.П. Зубов стал почетным гражданином Пугачевского района. А.В. Голубев живет на пенсию, возглавляет местное отделение КП РФ. Здравствуют и другие участники тех теперь уже далеких событий.

Г. Аристов