лаба 2

1961 год. Еще живет и достаточно эффективно работает формула «Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст”. Но в Пугачеве есть люди, которые тянутся к эстрадной музыке. Они объединяются и создают инструментальный ансамбль.  На дворе – хрущевская оттепель. Разрешен саксофон, еще вчера считавшийся непристойным порождением запада. У пугачевских  энтузиастов нет не только аппаратуры, но и самих инструментов. Ударную установку они делают сами, приспособив два малых барабана духового оркестра и медную тарелку. Контрабаса нет, но есть бас — домбра. Первый саксофон в Пугачеве появится позднее — в 1967 году, а пока в  ансамбле из духовых инструментов только кларнет.

На кларнете играет старшеклассник Михаил Петров. Он сохранил любовь к музыке на всю жизнь. Создал хороший творческий коллектив, классический бик – бэнд,  поработал в системе управления местной культурой. В предпенсионном возрасте его отлучили от должности и оставили без средств к существованию. Петров устроился слесарем на перелюбские нефтепромыслы. Стерпел физические и моральные нагрузки. Потом организовал городской духовой оркестр, но там нет молодежи, потому что традиции духовой музыки  Пугачев безнадежно утратил. Духовой оркестр под руководством Михаила Петрова играет поныне. Возможно, это последний городской оркестр.

Баянист Валентин Абрамов служил на флоте семь лет. У него нет музыкального образования, но Абрамов талантлив, играет профессионально, виртуозно, уходит а импровизацию, насыщает мелодию проходными аккордами. Фактически он руководит коллективом, подбирает репертуар, расписывает партии. Он единственный, кто состоит в штате Дома культуры. Остальные – самодеятельные музыканты. Валентин Абрамов умер, когда ему было немногим более 50-ти лет. Он прожил светлую жизнь без зла и зависти.

Барабанщик Иван Бордунов реально смотрел на вещи. Музыка музыкой, но нужно думать о серьезном деле. Он экстерном окончил институт и стал зоотехником. Работал председателем колхоза. За вольнодумство и самостоятельность его наказывали,  объявляли выговоры, снимали с работы, но он остался прежним: непокладистым, шумным и всегда со своим мнением. У него хорошая семья, дочери, внуки. К музыке Бордунов больше никогда не возвращался. Интерес к сцене прошел вместе с молодостью. Иван Ильич жив – здоров, хлебосолен и говорлив. Живет в Пугачеве.

Басист Виктор Желтухин — фельдшер. Потом он окончил медицинский институт, у него были виды на научную карьеру, но что-то не сложилось, и он, уже семейным человеком, уехал в Перелюб. Здесь возглавлял районную больницу, но затем сменил место жительства, и след его потерялся.

Петров, Бордунов, Желтухин, поступив в разные институты, первый год дружили, поддерживали отношения, вместе играли, но вскоре их пути разошлись.

Гитарист Николай Аристов – по возрасту старший в коллективе. Он воевал, много знал и много повидал. Был музыкален. Жизнь его сложилась неровно. Были взлеты, были падения. Аристов магнитил людей. Рядом с ним всегда были хорошие люди. Он умер в 48 лет, не успев сделать, что хотел и что мог.

Инструментальный ансамбль продолжил музыкальные традиции Пугачева и на два поколения вперед определил направление эстрадной музыки на местной сцене.

Е. Гвоздев

На снимке: (слева направо) М. Петров, В. Абрамов,  И. Бордунов, В. Желтухин, Н. Аристов