Рыбе в Иргизе простора нет. Вообще, наша река превращается в большой пруд. Вода “стоит”. Лишь несколько дней ранней весной во время паводка происходит интенсивное движенье вод. В остальное время реку запирают плотины: сулакская, березовская, каменская… Поэтому рыба из Волги к нам не заходит. Исчезают судаки и лещи. Судаки, например, очень требовательны к качеству воды. Им необходимо большое количество кислорода. Мельчают сомы. Лет 50-40 назад вытащить на берег взрослого сома было под силу только бригаде рыболовов. Сейчас и одному делать нечего. Справедливости ради следует отметить, что иногда попадаются крупные экземпляры, но, скорее, это исключение из правил.

Иргиз

Что мы не потеряли — так это лягушек. Обитают они на берегах водоемов. С наступлением холодов лягушки опускаются на дно, заворачиваются в ил и проводят зиму в спячке.
Лягушки по природе своей хищники. Орудие их охоты — язык. У лягушек отличное зрение, они одинаково видят днем и ночью, но только предметы, которые находятся в движении. Неподвижное окружение для них отсутствует. Лягушки приносят пользу. Одна “кваква” за сутки истребляет до сотни комаров, мошек, мух.
Много легенд связано с лягушачьей кожей. Она всегда холодная и влажная. Все дело в том, что лягушки дышат не только легкими, но и кожей. Кожа их не защищена ни панцирем, ни чешуей. На солнце кожа мгновенно высыхает, и лягушки погибают.
Говорят, у лягушек очень нежное мясо и по вкусу напоминает куриное. Лягушачье мясо подают к столу только во Франции. Другие народы к лягушкам как к продукту питания относятся брезгливо, в том числе и в России. Правда, в одном пугачевском кафе как-то стали предлагать лягушачьи лапки, но экзотическое блюдо было сразу отвергнуто.

Н. Петров